Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

Живая вода добра и света

Главный редактор "Голоса труда" Владимир Бровкин рассказывает о новой книге барнаульского педагога и писателя-коммуниста Павла Павловича Костенкова.

Павел Павлович Костенков, педагог­, доктор педагогических наук, профессор Алтайского государственного университета; организатор музея истории народного образования на Алтае при Барнаульском государственном педагогическом университете, член Союза писателей России к празднуемому страной в начале октября Дню учителя имеет самое, как видите, непосредственное отношение. 

Он желанный гость на страницах нашей газеты со своими литературными произведениями, которые чаще всего отталкиваются как от его житейского, так и профессионального опыта. Со своими стихами, рассказами, публицистикой.
Рассказы его незамысловаты, написаны как бы с нарочитой простотой. Да и содержательно они отличаются от всего того, что мы видим сегодня в этом жанре. В них менее всего есть то, что присуще литературе нынешней, цветущей буйными и далекими от реалий сегодняшней жизни страстями и разного рода фэнтези с отвлеченным морализаторством рыночного пошиба, с криминалом конкуренции и с вечной погоней за преуспеянием и деньгами. Не присутствует в его рассказах и столь обожаемая многими авторами многозначительность вкупе с многословием. Что так естественно. Ведь о простых и ясных вещах, о добре и зле, по-иному они писаться и не могут. Кому как, мне они подачей житейского материала, этой мудрой незатейливостью напоминают педагогические рассказы Льва Николаевича Толстого. Вот его новая «Живая книга». О чем, спросите, она? О том, как мы с вами сегодня живем, со всеми нашими страстями и болью, во времена рыночных новаций с их бессердечием и жесткостью. Книга с четкими ориентирами добра и справедливости. Вчитайтесь в строки его рассказов и почувствуйте их неброскую и чарующую прелесть.
Владимир БРОВКИН, главный редактор газеты "Голос труда"

СКАЗ О ДЕЛЕЖКЕ ЗЕМЛИ
Рассказывают: когда российские реформаторы­рыночники навязали людям закон о введении частной собственности на землю, предоставили гражданам право продажи и купли этого бесценного народного достояния, многие из них не смогли разобраться в коварном умысле авторов данного законотворчества. Многие и многие не утруждали себя рассуждениями о тяжких последствиях передела земли.
Так, специальная комиссия в большом сибирском селе У. определила, что на каждую душу населения, проживающего там, приходится четырнадцать с половиной гектаров сельскохозяйственных угодий.
Колхозники­ветераны выступили против наделения селян земельными участками.
Тогда члены комиссии разделили поля на полосы шириною двадцать метров и предложили крестьянам лично самим отмерить длину своего пахотного участка. Собравшимся было сказано: «Каждый из вас должен в течение пяти минут пройти или пробежать вдоль полосы. Так будет определяться величина участка каждого жителя. Нераспределенные земли поступят в фонд сельского хозяйства».
Люди молчали; никто из них не хотел таким странным путем наделять себя землей.
И тут неожиданно в качестве «добровольца» бесплатного дележа землицы вызвался пожилой мужчина Афоня Д., больной человек. В последние годы он работал в колхозе охранником. У него частенько пошаливало сердце.
Со стартового места он побежал стремительно. В самую последнюю минуту отведенного времени внезапно споткнулся и упал на землю. Вставать на ноги ему уже было некогда; он на четвереньках продвинулся еще на две сажени. Потом бедолага приподнялся, бросил шапку вперед и прохрипел:
— До се ма¬а­е!
Сердце Афони не выдержало слишком большой перегрузки, и он тут же скончался — на «своей» полосе.
После такого трагического события местное начальство отменило сомнительный способ наделения селян землей.
Когда землю все­таки разделили, треть крестьян села по собственному желанию свои земельные паи оставили в распоряжении колхоза и продолжали работать на условиях прежней оплаты труда.
Другая часть ушла из сельхозартели, однако свои земельные паи сдала в аренду колхозу, потому что у этих крестьян не было ни живого тягла, никакой сельскохозяйственной техники. За свои паи эти крестьяне в конце хозяйственного года из колхоза получали по два центнера зерна, по десяти центнеров сена, немного денег.
Однако колхоз был разрушен. В хозяйстве одна за другой проводились переделки, уценки различных видов кооперативной собственности. Чудодейственным способом была аннулирована вся оставшаяся значительная сумма числящихся денежных средств.
Ловкий делец, бывший бригадир полевой бригады С. не дремал. Сумел скупить по довольно низкой цене все земельные паи односельчан. В его собственности оказались тракторы, сельскохозяйственные машины, скотные дворы. Его личной собственностью стало стадо дойных колхозных коров. Бывшие члены колхоза стали наемными работниками у С., который «организовал личное крестьянское хозяйство и безраздельно им руководит.
Ну как тут не вспомнить вещие слова великого русского писателя Л.Н. Толстого: «Продажа земли — скрытая продажа человека в рабство».

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
© 2020 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта