Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

В начале революционной биографии

53855774 423575325082873 3866803071413649408 n8 марта в России не всегда был только "праздником весны". 60 лет назад был издан большой рассказ об Эмилии АЛЕКСЕЕВОЙ-СОЛИН - одной из инициаторов первого российского празднования Дня международной солидарности трудящихся женщин в борьбе за свои права.

В 1959 году в Москве в Государственном издательстве политической литературы вышел сборник воспоминаний "Женщины в революции". В книгу был включен и очерк Александры Николаевны ГРИГОРЬЕВОЙ-АЛЕКСЕЕВОЙ "Впервые в России". Ее воспоминания о первом праздновании 8 марта в России в 1913 году заканчиваются рассказом о женщине, в честь которой названа улица в Барнауле. То поколение революционеров хорошо характеризует и стремление "отодвинуть" любые родственные узы: хотя брат Александры Николаевны Алексеевой стал мужем Эмилии Августовны Солин, но в очерке нет об этом ничего (как нет и упоминания о сыне Эмилии Борисе - племяннике автора очерка).

***

...Мне хочется рассказать нашей молодежи о замечательной революционерке, большевичке-подпольщице Эмилии Августовне Солин-Алексеевой, отдавшей жизнь за победу рабочего класса.

С Милей, как звали ее все товарищи, я познакомилась в 1912 г. в рабочем клубе Самсоньевского общества самообразования на Выборгской стороне Петербурга. Ей тогда шел 22-й год. Это была тоненькая, изящная девушка с пышной прической рыжеватых волос редкой красоты.

Миля работала на городской телефонной станции телефонисткой. Жила она с матерью и братом. Семья существовала на пенсию отца, рабочего Путиловского завода, по национальности финна, погибшего при взрыве литья. Пенсия была мизерной, семья жила бедно, заработок Эмилии служил главным подспорьем.

К этому времени Миля была активным членом Василеостровского культурно-просветительного общества «Источник света и знания» и Самсоньевского общества самообразования. Здесь она познакомилась с большевиками и с 1910 г. стала членом партии. В 1912 г. Миля — уже активный член организации большевиков Городского, а затем Выборгского района.

Во время нашего знакомства Миля Солин вела партийную работу в Городском районе, но очень рвалась в рабочую среду. Особенно ее привлекала Выборгская сторона, ей хотелось поступить работницей на завод или фабрику, и Миля часто говорила нам:

— Как же я завидую вам, что вы работаете среди настоящих пролетариев. У нас в Городском районе хуже, психология у людей совершенно другая, чем у рабочих.

Через некоторое время на телефонной станции возникла забастовка. Миля была избрана в стачечный комитет. Спустя несколько дней ее арестовали, и она продолжительное время просидела в тюрьме. По освобождении она был лишена права проживать в Петербурге.

Как только Миля вышла из тюрьмы, она прибежала на Выборгскую сторону за советом — что ей делать? Уезжать или нет?

Уезжать было не время. Стали советоваться, как устроить Милю на завод или фабрику и как быть с паспортом. Решили определить ее на завод «Новый Айваз», где было немало такого народа — работали на заводе, а жили в Озерках или Шувалове — в дачных местностях, не входивших в городскую черту.

Миле повезло — она быстро поступила на завод. Поставили ее к станку, и не прошло недели, как она стала собирать около себя работниц и читать им газеты, книжки, а потом и листовки. Она умела говорить просто, доходчиво и сердечно.

На массовки Миля приводила работниц большими группами. Мужчины посмеивались:

— Ты, Миля, со своей женской армией нас, мужчин, скоро совсем вытеснишь, придется нам подавать в отставку...

Она отвечала:

— А вы тоже приводите с собой ваших жен, сестер, дочерей, приводите почаще, больше толку будет...

В короткое время Миля стала любимым членом рабочей семьи айвазовцев, работницы в ней души не чаяли. Обидит ли мастер, дома ли какие неполадки — работницы шли к ней и всегда получали добрый совет и дружескую помощь.

Веселая, жизнерадостная, она вдруг загрустила. Мы стали замечать, что с ней творится неладное: ходит скучная, молчаливая. Тяжело мне было видеть, как мой лучший друг и товарищ мучается и страдает, а спросить, трогать личное горе не решалась. Но однажды я не выдержала. Приходит Миля на работу, а глаза красные, заплаканные. Я к ней:

— Расскажи, наконец, что у тебя за горе, почему ты так изменилась.

— Я давно хотела с тобой поделиться,— сказала она,— да все думала, что скоро найду выход из своей беды. Вот сегодня, наконец, все разрешилось, и я не буду так мучиться, смогу еще больше работать.

И Миля рассказала мне историю, схожую со многими другими:

— Жизнь моя в семье всегда была незавидной. Отца своего я не помню. Мать детей одна поднимала, тяжело ей было. Когда сестры вышли замуж и я стала работать, матери стало легче, но тут началось другое. Мать, темная, неграмотная женщина, попала под влияние родственников-мещан, лавочников, которые натравливали ее на меня, пугали ее полицией. Она не хотела, чтобы я принимала какое-нибудь участие в рабочем движении, постоянно твердила, что политика до добра не доведет. Мне приходилось работать украдкой от матери. А когда пришли меня арестовать, она ахнула и без памяти свалилась на пол, брат выбросил мои вещи за дверь.

На свидание в тюрьму ко мне никто не ходил. Вышла я из тюрьмы — мать свою не узнала: постарела, осунулась, насилу ходит, но мне обрадовалась, просила не покидать ее. Жалко было мать, и я осталась. Тут началась настоящая мука. Мать целыми ночами просиживала у моей кровати, плача и уговаривая бросить «политику». А сегодня, перед тем как мне уходить на работу, она вдруг встала передо мной на колени и плача просила о том же. Каково было мне видеть старую мать на коленях перед собой! Жалко ее — она не понимает, что жить так, как живет большинство девушек-работниц, нельзя, лучше смерть. Я сказала, что жить так, как она советует, я не могу, обманывать ее не хочу, а потому жить с ней не буду, и ушла совсем.

Миля переселилась жить ко мне в Озерки. Живя вместе, я еще лучше узнала мою милую, добрую, самоотверженную подругу. Она всегда готова была поступиться своими интересами ради общих, отдать последнее своему товарищу. При хорошем заработке в 2 — 3 рубля в день Миля лишала себя самого необходимого — у нее никогда не было даже крепких ботинок, всегда рваные. Что получала, все уходило на нужды других. Особенно много она помогала арестованным. Раза два-три в неделю Миля носила в тюрьму передачу, покупала заключенным белье, продукты. снабжала деньгами.

Живя впроголодь, всегда с мокрыми ногами, что при питерской погоде было не безопасно для здоровья, Миля работала без устали — день на заводе, а вечером — до часу-двух ночи на собрании или кружковых занятиях. Если же на заводе работала ночь, то весь день проводила в профсоюзе, в редакции газеты «Правда», а позднее — в редакции журнала «Работница».

Сколько было у нас радости, когда большевистская партия решила издавать журнал «Работница»! Миля первая стала собирать деньги по подписному листу на заводе. В тот же день вечером побежала в город. «Скорее, скорее — деньги журналу нужны» — торопила она нас. На следующий день пошла на ниточную фабрику «Невка» и там среди совершенно незнакомых людей собрала порядочную сумму для журнала.

Она стала самым энергичным распространителем «Работницы». Тут у Мили дело доходило чуть ли не до драки с меньшевиками. Меньшевики всячески добивались, чтобы журнал не попал в руки их нестойких, колеблющихся сторонников, которых они, естественно, не хотели отдать большевикам. Миля созвала общее собрание работниц своей смены и провела такое постановление: каждый сознательный рабочий и работница обязаны покупать и распространять «Работницу», а если меньшевики будут мешать, не допускать распространения меньшевистской литературы.

Э. А. Солин была опытным конспиратором, но и она не избежала западни провокатора. Готовилось празднование Первого мая. Миле было поручено собрать исторический материал для первомайской листовки. На собрании, которое обсуждало этот вопрос, присутствовал член организации Черномазов. Он сказал, что может дать нужный материал, и Миля зашла к нему и взяла какую-то литературу. В ту же ночь к нам нагрянула охранка. Миля была на работе, взяли меня одну, но на утро и ее арестовали Меня выслали этапом в Калужскую губернию. Мы расстались.

...Началась империалистическая война. В 1914 г. Э. А. Солин продолжает партийную работу в Петрограде. Она входит в исполнительную комиссию Выборгского комитета большевиков. Партийная организация несет большие потери в людях из-за непрерывных арестов. Миля восстанавливает утраченные связи. В районе намечается выпуск листовок. Миля достает шрифт.

Об этом периоде работы Э. А. Солин написала в журнале «Коммунистка» известная деятельница партии Клавдия Ивановна Николаева. Она писала, что в дни событий 1914 года, когда Питер был объят восстанием рабочих масс, Эмилия вместе с другими большевиками, переходя с завода на завод, с фабрики на фабрику, поднимала рабочие массы против гнета и насилия буржуазно-капиталистического строя. На протяжении двух недель во время стачки она была начеку, выполняя поручения и постановления нашей партии. Подвергаясь преследованиям, Эмилия после стачки не ушла от работы. Переходя с квартиры на квартиру, она так же смело и решительно продолжала революционную работу. Трудные времена империалистической войны, когда душилось каждое свободное слово, когда реакция бушевала, не остановили ее. Неутомимая, сильная духом Эмилия организовала работниц. Сотрудничала в журнале «Работница», сплачивая и усиливая ряды нашей партии.

В ноябре 1914 г. Э. Солин арестовали и в феврале 1915 г. выслали в административном порядке на три года в Сибирь — в село Курагинское, Минусинского уезда, Енисейской губернии.

В ссылке Э. А. Солин много и упорно занималась политическим самообразованием. В этом ей помогала Е. Д. Стасова, которая отбывала ссылку в том же селе. Миля вела большую переписку с Питером, с ссыльными товарищами в России.

Февральская революция освободила Эмилию. Она возвратилась в Петроград, снова поступила на «Айваз» и возобновила работу в журнале «Работница». Это уже был политически зрелый, марксистски образованный человек. Пламенный агитатор и пропагандист партии, она отдалась революционной деятельности со всем пылом убежденного большевика. На многочисленных собраниях, митингах она горячо пропагандировала Апрельские тезисы Ленина. Собирая на свои беседы сотни работниц, она убеждала их выступить на стороне большевиков за мир, за власть Советов.

В 1918 г. Эмилия Солин была командирована Петроградским комитетом партии на подпольную работу в Барнаул. В 1919 г. она трагически погибла в застенках Колчака.

(В 1988 году вариант этих воспоминаний Александры Николаевны ГРИГОРЬЕВОЙ под названием "Начало революционной биографии Эмилии" появился в сборнике "Люди большевистского подполья Урала и Сибири: 1918-1919", изд. "Советская Россия").

Подготовил Евгений ПЛАТУНОВ, г. Барнаул

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
© 2019 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта