Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

Годы созидания – годы Георгиева

georgiev6 июня исполнилось 105 лет Александру Васильевичу Георгиеву.

Пятнадцать лет своей жизни (март 1961-апрель 1976) Александр Васильевич работал в должности первого секретаря крайкома КПСС. То есть был первым по степени ответственности лицом за все происходящее в крае. Хронологически это время совпадает с тремя советскими пятилетками – седьмой, восьмой и девятой. Это первая половина того самого периода, который ушлые в пиаре антисоветчики назвали потом застоем, а тысячи образованных, но не способных к диалектическому мышлению людей возвели это слово в моду.

В эти годы на Александра Васильевича Георгиева возлагалась ответственность не только за хорошо известную ему аграрную отрасль, но и за положение в промышленности края, транспорте и связи, коммунальном хозяйстве и за многое другое. Эти полтора десятилетия памятны становлением новых для Алтайского края отраслей экономики – химической, черной металлургии, строительных материалов. Только за восьмую пятилетку в регионе было введено в строй 55 новых предприятий, в том числе комбинат химических волокон, электромеханический завод и другие – свыше трехсот крупных цехов и производств.

Большое развитие получило тогда в крае движение за технический прогресс. Открывались новые НИИ, всемерно поощрялись рационализация и изобретательство. Заводские коллективы повели борьбу за повышение качества продукции, достижение уровня мировых стандартов.

Но, как и прежде, с особым пристрастием бывший агроном Георгиев относился к сельскому хозяйству, прежде всего зерновому производству. «Хлеб – всему голова, – часто повторял он, - хлеб – самая драгоценная жемчужина Алтая». А «золотым фондом Алтая» он назвал численно удвоившийся за полтора десятилетия слой сельскохозяйственных специалистов. Огромный запас его энергии и здоровья был отдан на преодоление большой для края беды – эрозии почв, обусловленной небывалой засухой 1963 года и поставившей под сомнение результат недавней целинной кампании. И стихия была побеждена! Урожай 1972 года в 20 центнеров с гектара засвидетельствовал эту победу.

В истории алтайского земледелия тех лет памятны масштабные работы по химизации и мелиорации земель, посадке лесополос, специализации хозяйств и их подразделений. Создаются высокомеханизированные животноводческие комплексы. Разносторонняя и результативная работа была проведена по вовлечению сельской молодежи в аграрное производство.

Современники Георгиева не отмечают в его натуре каких-либо особо броских пристрастий, увлечений, привычек. Он не был рыбаком, охотником или меломаном. Все увлечения его проявлялись только внутри комплекса работы. «Довести до фанатизма!», - говорил он иногда о какой-либо грани этого комплекса. Все написанное им вызывалось также только интересами работы. Он видел, что в результате таких «увлечений» живущие на Алтае люди с каждым пятилетием все лучше питались и одевались, переселялись во все лучшие квартиры, переходили от неграмотности к высшему образованию. И он, Георгиев, был бесконечно рад всему этому, ничего более интересного для него больше не было.

Александр Васильевич Георгиев сам был из той огромной массы людей, которым Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года дала счастье трудовой, всегда перспективной жизни в обществе равноправных людей. По своему мировоззрению Георгиев был убежденным материалистом. Искренне исповедовал социалистический способ производства и распределения благ, советское народовластие, советский образ жизни. Не будучи теоретиком социализма, он лучше других знал его преимущества. Возвратившись однажды из поездки в Египет, рассказывал не о сверкающих витринах Каира, а о бедствиях и духовной темноте феллахов.

Место Георгиева в истории края далеко еще не оценено. Может быть потому что, большое действительно видится лишь на расстоянии. Но можно с уверенностью сказать: Георгиев дал Алтайскому краю, нашему обществу в целом неизмеримо больше, чем взял у него, оставил продолжателям своего дела значительно больше, чем получил у предшественников.

Коммунист, депутат фракции КПРФ Барнаульской Думы Елена Хрусталева – внучка Георгиева. Елена Викторовна рассказала о Георгиеве, каким сама запомнила его.

– Я знала с совсем раннего возраста, что мой дедушка – руководитель. Потому что деда никогда не было в доме. Сколько помню, без конца велись разговоры об урожае. Могу сказать, что жили мы очень скромно. Бабушка родила троих детей и больше не работала, так как кроме своих детей заботилась и о малолетней племяннице, а также о дедушкином племяннике. Но она была членом партии, воспитанной когда то как комсомольская краснокосыночница. Встретились бабушка и дедушка в совсем юном возрасте. Бабушке было 18 лет. Она была всегда включена в жизнь деда. В доме царила любовь, согласие, благополучие, хотя жили скромно. У деда никогда не было своей дачи или машины. Не было никаких излишеств. Детей родители «подкидывали» бабушке с большим удовольствием. Но общим девизом у всех поколений было, что «общественное выше личного». Нас воспитывали всегда в почитании коммунистической идеи. Мы верили, что наш общий труд рано или поздно приведет к построению самого справедливого общества в истории.

Учились мы в самых обычных школах. У меня в классе многие даже не знали, что я – внучка первого секретаря. Мы жили так, как многие тогда жили. Если проанализировать сухие цифры старой статистики, то можно увидеть, как за 15 лет край превратился из аграрного в индустриальный регион. В одном Барнауле было около 300 крупных предприятий, и дед очень внимательно следил за каждым из них. У деда была идея перевести край полностью на самообеспечение. Когда мы сами могли бы снабжать себя всем необходимым. Но он не успел этого осуществить. Но он сделал для края многое. И многое можно увидеть в любом уголке региона. Например, высадка лесополос для борьбы с эрозией почвы и пыльными бурями – это его идея. Он всегда внедрял научный подход и приветствовал появление научно-исследовательских институтов. Дед активно помогал ученому-селекционеру Михаилу Афанасьевичу Лисавенко, и благодаря этому мы можем выращивать в крае сейчас многие садоводческие культуры, о которых ранее и не мечтали. А на селе тогда в первую очередь дома строили для учителей и медработников. И я знаю тех, кто тогда благодаря этим инициативам получил своим первые квартиры. Сравнивать то, что было тогда и сейчас, просто нельзя. Почему я и пошла в партию – поняла, что дальше уже просто наблюдать продолжающееся разрушение нельзя. Я ведь еще помню, как раньше ездила на практику в район и в каждом был роддом, была ЦРБ. А сейчас ничего не оставляют, бросая людей в глубинке на самовыживание.

Родители никогда не пользовались своим положением, ни в школу, ни в институт не звонили никогда. Очень жалею, что не смогла пообщаться с дедом, уже будучи взрослой.

Мне очень обидно, что, когда я пришла однажды в городской музей в Барнауле, то увидела очень мало информации про деда. Но ведь сам бывший председатель горисполкома Анатолий Иванович Мельников рассказывал моему отцу, как его с дедом в Москве сам Леонид Ильич Брежнев принимал без очереди. Потому что именно для Георгиева дверь Брежнева всегда была открыта. Рассказывали и такое: в том же последнем, в 1976 году, Брежнев предложил деду занять высокую должность в Москве. Но дед так и остался на Алтае до последних дней своей жизни.

Подготовил Евгений Платунов (по материалам сборника "Александр Георгиев: Нива жизни". 2015)

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
© 2019 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта