Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

Михаил ЧИКИН: "Первичка сильна сплоченностью"

12347893 937295333021094 669018918302752099 nСекретарь первичной парторганизации «Красная звезда» Октябрьской районной организации КПРФ Михаил Николаевич ЧИКИН - в интервью для «Голос Труда».

– Михаил Николаевич, почему вы вышли из КПСС в 1991 году?

– Очень многое нужно было осмыслить, чтобы понять, почему рухнул СССР и развалилась партия. Уже с конца 1980-х ситуация в стране мне не нравилась. Я был секретарем партийной организации отдела на заводе, занимал активную гражданскую позицию еще с института. Тогда многих не устраивала ситуация и в стране, и в партии. Поздняя КПСС стала бюрократической организацией, где кроме как «одобрямс» и сдачи взносов от коммуниста ничего и не требовалось. Я решил так. Если я не мог как коммунист повлиять на ситуацию, которая все больше усугублялась, если мое мнение мало что значило, то зачем я буду состоять в партии? Такие идеи разделялись многими и в городском партийном клубе, участники которого также выходили из рядов КПСС. Понадобилось более 10 лет, чтобы осознать все процессы, которые тогда происходили.

– В 1990-х годах вы создали достаточно успешное предприятие, но в 2001 году оно разорилось. В чем причина? Как вы сами оцениваете свой «предпринимательский эксперимент»?

– Да, действительно, в 1990-х мы хорошо зарабатывали. Занимались торговлей с Белоруссией и развивали два направления – это женское белье и дорожно-строительная техника. В 1998 году нас подкосил кризис, но предприятие еще держалось, а в начале 2000-х изменилось законодательство в Белоруссии. В итоге товар стал приходить со значительным опозданием, а рассчитываться нужно было заранее. Не имея значительных финансовых ресурсов, мы не смогли при таких условиях вести бизнес.

– Законы капитализма вы, как говорится, опробовали «на своей шкуре»?

– Наверно, это так. Весь этот опыт сказался и на переосмыслении мной последствий крушения Советского Союза и причин нынешней ситуации.

– Много лет вы проработали на советском производстве. Поддерживаете отношения со старыми товарищами? Выжили те предприятия в вихре рыночных реформ?

– Механический завод влачит жалкое существование. Кадры оттуда почти все ушли, многие на пенсии. Уникальное оборудование разграблено. Система организаций разрушена, социальные гарантии у людей отсутствуют, многие работают по гражданским договорам и фактически находятся «на птичьих правах». Планирование сведено до минимума, заказы проходят через длинную цепочку посредников, которые ничего не делают, но получают при этом приличные деньги. Такая же обстановка на «Трансмаше», АТИ, радиозаводе и др.

Оборудование на наших заводах стремительно устаревает, а в новые станки собственники не желают вкладываться. Не потому, что дорого, а потому, что сроки окупаемости делают эти вложения невыгодными. В советское время срок окупаемости был 18-20 лет, в капиталистических странах – 8-10 лет. Сейчас эти сроки не знаю, но явно не год и не два. А зачем ждать прибыли от нового станка, если эти деньги можно тупо положить на счет за рубежом и через год уже получать проценты? Вот и получается, что на производстве стоят станки, которые два раза и больше выработали свой ресурс. Я, например, слышал от рабочих, что у нас в городе до сих пор работают трофейные немецкие станки, которым по 70-80 лет!

– Что сегодня мешает рабочим объединяться в борьбе за свои права?

– Надо читать Манифест коммунистической партии. Там описываются этапы формирования рабочего класса. Вот у нас рабочие не вошли еще в первый этап. В какой-то мере виновата советская власть, отучившая людей бороться за свои права. Официально у нас не существовало проблем в развитии производительных сил, считалось, что о людях заботится государство, поэтому людей отучили от активной жизненной позиции. А когда вошли в дикий капитализм, то получили махровый индивидуализм и громадную стадность. Люди просто разучились думать и друг другу не верят. Если раньше был коллектив, то сейчас рабочий рабочему не поможет. Один из принципов организации современного капиталистического производства – разобщение людей. Трудовой коллектив не нужен.

Вот пример. Был случай, когда около 15 человек написали коллективное заявление на увольнение, выдвинув свои требования по условиям труда. А руководство, вычислив организатора, на следующий день его просто не пустило на завод. Никто из подписавших заявление за него не вступился, и буза на этом закончилась.

– Вступились бы – всех бы не пустили. Набрали бы новых.

– Ну, всех бы не уволили – сразу набрать людей не получится. На производстве это так или иначе отразится, будут убытки. А коллектив есть коллектив. Когда выступают коллективно друг за друга – этого все-таки боятся.

– Вы уже очень много лет ведете партийную пропаганду, прежде всего в рабочей среде. Насколько это сложно, с какими проблемами сталкиваетесь?

– У рабочих очень мало информации. Я убежден, что современная пропаганда должна использовать в том числе и нейролингвистическое программирование, то есть внедрение в сознание определенных стереотипов. Люди сейчас не читают ни газет, ни журналов, и категорически отказываются от этого – вот эти стереотипы, заложенные госпропагандой, мешают. С одной стороны, люди постоянно сталкиваются с несовершенством нынешней системы, но они не понимают, откуда оно идет. Хотя интерес у людей большой. Слушают, воспринимают. Но еще раз подчеркну, что со времен крушения СССР прошло почти 30 лет и стереотипы о социализме очень плотно сидят в головах людей, мешая им воспринимать нашу идеологию.

– Вы сами пришли к социализму, будучи бывшим капиталистом. Причем в партии вы такой не один. Как считаете, это только частные случаи или вполне закономерно?

– Убеждения у меня по большому счету не менялись. Однако горбачевско-яковлевская пропаганда на меня подействовала. Когда люди говорят, что пропаганда на них не действует, это неправда. Ею занимаются профессионалы. Только со временем этот дурман удалось преодолеть. Пусть даже у меня был процветающий бизнес, капиталистическая система мне никогда не нравилась. Но необходимо было выживать.

– Как вы относитесь к Павлу Грудинину?

– Отношусь великолепно! По духу он мне очень близок. Советский патриот и успешный предприниматель, в нем многие увидели действительный идеал руководителя. Это, кстати, важный показатель предпринимателя – отношение к социальной сфере. У нас в свое время тоже было немало социальных и благотворительных проектов. Я знаю, на Алтае есть много фермеров, которые высоко держат социальную сферу.

– При этом большинство акций совхоза Грудинина сосредоточено в одних частных руках. Скажите честно, если бы возникли условия, вы бы отдали, будучи собственником, крупное производство рабочим?

– Нет. Отдавать никогда ничего нельзя. В нынешней ситуации все просто было бы разбазарено. И этой бы ситуацией воспользовались рейдеры. Одна из проблем Октябрьской революции – та, что рабочие не способны сами управлять, для этого необходимо образование, опыт и навыки.

– Как вы считаете, путь к социализму будет лежать через соседство капиталистических форм с госпредприятиями?

– Ну, по большому счету в СССР социализма и не было. Был государственный капитализм. Эти формы развивал И.В. Сталин. Вернее, он их не уничтожал, понимая, что они необходимы на определенном этапе. А сейчас, пока рабочему не станет настолько плохо, что он поймет, что так дальше жить нельзя, мы к социализму не придем. Пока не удастся создать не толпу, а коллектив, ничего не выйдет.

– Если положение рабочих будет только ухудшаться, то не станут ли они еще большей толпой? Начнутся массовые выступления. И мы сейчас наблюдаем схожие процессы в Москве, в Улан-Удэ. Наша задача возглавить эти выступления. А пока в этих стихийных движениях преобладают провокаторы.

– Но ведь эти выступления по большому счету – не выступления рабочих, а движение тех, кого принято называть «средним классом», не относящимся к социальной базе коммунистов.

– Так ведь и рабочего класса-то, по сути, о котором писали Маркс, Энгельс и Ленин, уже давно нет! Сегодняшний пролетарий отличается от пролетария столетней давности. У многих из них в собственности квартира, машины, дачи. А Навальному удается выводить прежде всего маргиналов. Но это ведь тоже наши люди!

– Вы считаете, рабочие пока не готовы брать власть в свои руки?

– К сожалению, не способны и не готовы.

– Сильно ли партия изменилась за последние 15 лет? Изменились ли наши методы агитации и пропаганды, как вы оцениваете их динамику?

– Когда я занимался бизнесом, мне запомнился один пример. Один бизнесмен сказал: «Мне нравится сметана. Но когда я иду на рыбалку, я покупаю червей, потому что рыбе нравятся черви». Мы очень часто используем в пропаганде то, что мы хотим, как мы хотим, а что думают люди, нас не интересует. Мы считаем, что они обязаны принимать наши идеи. Не обязаны. У нас учредительные документы партии и Устав несовершенны. Наша Программа, по сути, – декларация о намерениях. И это одна из причин того, почему мы терпим поражения. Партия постоянно сокращается. Проводятся пленумы ЦК, принимаются разные решения – а кто их будет выполнять? Надо менять тактику. Нужно менять Программу. Но как, мне сложно сказать.

– Расскажите о вашей общественной деятельности, в том числе как помощника депутата Барнаульской гордумы. Какие проблемы приходится решать?

– Мне повезло, что у меня в первичке сложился работоспособный коллектив, который очень помогает в решении разных вопросов. Как помощник Елены Викторовны Хрусталевой, я провожу приемы избирателей. Обращаются по разным вопросам. Например, бывшие воспитанники детских домов жаловались на то, что им не выделяют положенное по закону жилье. Сейчас только в Барнауле очередь из 500 человек, дают всего несколько квартир в год. Когда поднимался вопрос по бюджету, Елене Викторовне удалось добиться, чтобы несколько десятков миллионов рублей были направлены на закупку квартир. Был вопрос по очистным сооружениям в Затоне. Они проработали всего полгода, а теперь должны быть законсервированы. При этом люди платят повышенные тарифы. Вот пытаемся добиться, чтобы очистные сооружения заработали.

Не все, конечно, удается решить, потому что встречаемся с большой бюрократической волокитой. Например, вопрос по молочной продукции для новорожденных. Член нашей первички Наталья ВАГНЕР была инициатором того, чтобы поднять эту проблему. Город сократил финансирование, многие молочные кухни для новорожденных просто закрыли, снизили ассортимент. Большая проблема с аварийными домами. Вот на пересечении улиц Воровского и 9 Января дом разваливается, людей должны были переселить много лет назад. Они обратились к нам, сейчас совместными усилиями пытаемся добиться исполнения закона.

Некоторые вопросы, наоборот, разрешались по одному звонку депутата. Например, опасную проводку в одном из домов на улице Энтузиастов управляющая компания заменила сразу же, как только по жалобе жильцов получили запрос депутата. Да еще очень много было разных вопросов, все и не припомнишь.

– Как вы оцениваете прошедшую избирательную кампанию в Барнаульскую гордуму?

– С такой явкой выборы – это провал. Ни нам, ни нашим оппонентам просто не удалось привести людей на избирательные участки. Почему? В этом надо разбираться. Мне понравилось, что был создан единый штаб, был намечен четкий план работы. Понравилась инициатива с агитационными «кубами». Не зря ЛДПР пытались у нас перехватить эту идею в самом конце избирательной кампании! Считаю неудачным, что почти все программы конкурентов как будто списаны под копирку. Наша – обязана была быть другой! Не удалось в полной мере наладить контроль наблюдателей за досрочными выборами.

– Реально ли проконтролировать досрочное голосование и пресечь административный ресурс?

– Об этом всегда нужно думать заранее и хорошенько готовить наблюдателей. Очень многие, кто приходит досрочно голосовать, честно отвечают на вопрос почему. Начальство попросило, еще что-то. Все это – не основания для досрочного голосования. Но тут же председатель УИК начинает агитировать написать заявление с «правильной» причиной. Вот это нужно пресекать – и мне, в общем, это получалось делать. Нет законной причины досрочно голосовать – идите домой!  

– Многих вам удалось «развернуть»?

– Около 20 человек. В итоге на моем участке досрочно проголосовали только 14. Это самый маленький результат по округу.

– Выборы прошли, но работа продолжается. Какие у вас планы на будущее?

– Наша первичка сильна сплоченностью и взаимоподдержкой. Я надеюсь, что она будет оставаться такой всегда. У нас коллективное творчество, для себя мы ставим цель активнее работать на общественном поприще, доводить до конца все те вопросы, с которыми обращаются избиратели.

СПРАВКА

Михаил Николаевич ЧИКИН родился в городе Барнауле в 1956 году. Окончил гимназию № 42. В 1978 году получил диплом Томского института автоматизированных систем управления и радиоэлектроники по специальности «Конструктор-технолог радиоаппаратуры». Работал на механическом заводе, затем в Алтайагропромпроекте инженером-электриком. В начале 1990-х занялся предпринимательством. Основатель ТД «Алтай-Милавица». Член КПСС с 1984 по 1991 год, член КПРФ с 2004 года. Секретарь первичной организации «Красная звезда» в Октябрьском районе с 2013 года. С 2017 года помощник депутата Барнаульской гордумы от КПРФ Елены ХРУСТАЛЕВОЙ.

Беседовал Родион ПЕТРОВ

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
© 2019 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта