Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

О наших фронтовиках-знаменосцах

ALT KPRF KOMSOMOL 9 MAYЧто сказали бы они, увидев сегодня совсем другие флаги на своем выстраданном и долгожданном Дне Победы?

Забыли Героя-знаменосца

Полный список участвовавших в Великой Отечественной войне жителей Алтайского края - Героев Советского Союза и кавалеров трех орденов Славы - так и не появился до сих пор на Мемориале в Барнауле (на сайте администрации Алтайского края сейчас 326 имен Героев Советского Союза с Алтая, получивших высокое звание на Великой Отечественной войне).

KAGYKIN PETR

Можно назвать лишь одну фамилию, отсутствующую на мемориальных досках - Героя Советского Союза, уроженца села Волчно-Бурлинское Каменского (теперь Крутихинского) района Петра КАГЫКИНА. Петр Петрович был в той штурмовой группе майора Бондаря, которая установила флаг на крыше рейхстага еще 30 апреля 1945 года. Лишь в 3 часа ночи 1 мая на восточной части фасада здания Михаил Егоров и Мелитон Кантария в сопровождении лейтенанта Береста смогли установить красный флаг Военного совета 3-й Ударной армии за номером пять, который и вошел в историю как Знамя Победы.

Еще один Герой-знаменосец боев в Берлине

Эвакуированный на Алтай из Днепропетровска в 1941 году слесарь Петр Клементьевич БУТКО был призван в ряды Красной Армии 3 августа 1941 года Барнаульским райвоенкоматом (находился в Чесноковке, ныне Новоалтайск). Ему не было на день призыва еще и полных 18 лет, так как родился Петр 11 сентября 1923 года. В отличие от многих своих сверстников он дошел до Берлина.

Младший лейтенант Бутко 1 мая 1945 года в столице фашистской Германии водрузил победное знамя над берлинской ратушей.

Был тяжело ранен. Долгие месяцы провел Петр Бутко в госпиталях. Врачи сделали все, чтобы возвратить раненого героя к жизни. Он встал на ноги и служил в армии еще до 1950 года. После войны поселился в Днепропетровске. Работал на Нижнеднепровском трубопрокатном заводе имени Карла Либкнехта контролером ОТК. Умер 8 октября 1989 года.

BUTKO PETR

Напрасно барнаульцы и гости города будут искать фамилию и инициалы Героя Советского Союза Петра Бутко на плитах Мемориала Славы - среди имен рожденных, живших и призванных на Алтае Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы трех степеней: Петр Клементьевич Бутко почему-то не признан "нашим Героем"...

Наградной лист на присвоение Петру Клементьевичу Бутко звания "Герой Советского Союза" хранится в Центральном архиве министерства обороны России в г. Подольске Московской области (ЦАМО, фонд 33, опись 793756, единица хранения 7). Место призыва в том документе вполне разборчиво: "Барнаульский РВК".

Красный флаг – над Бранденбургскими воротами

Лишь в 1970 году известный советский фотограф Евгений ХАЛДЕЙ опубликовал фотографию, сделанную им еще 2 мая 1945 года на «макушке» Бранденбургских ворот – символа Берлина. Молодой лейтенант на том фото с красным знаменем в руках – житель Хабарского района Алтайского края Кузьма Александрович ДУДЕЕВ. Этот снимок – память и обо всех тех его одноклассниках, кто не дошел до Берлина: из бывшего 10 Б Хабарской школы к маю 1945 года остался в живых лишь лейтенант Дудеев…

DUDEEV

Евгений Халдей, вспоминая тот знаменитый свой кадр, рассказывает, что сделал его не случайно. Еще до войны он видел фото, как немецкая армия с триумфом проходит через Бранденбургские ворота после взятия Франции. «Я решил, что обязательно сделаю такое же фото, когда наши войска будут проходить через эти ворота», – рассказывал Евгений Халдей.
В те дни, когда шли ожесточенные бои за Берлин, Халдей был на передовой со своим оружием - фотоаппаратом. Когда группа разведчиков (где был и Дудеев) пробралась на развалины ворот, чтобы координировать прицельный огонь артиллерии, они после боя повесили красные флаги. Халдей подоспел вовремя – попросил их встать у флагов…
Вот как спустя годы описывал свою первую встречу с Кузьмой Дудеевым военный фотокор Евгений Александрович Халдей. «…Я увидел Бранденбургские ворота и обрадовался, что они уцелели. Наши солдаты были наверху, меня заметили, стали махать - давай, мол, сюда. Лестница, ведущая наверх, была разрушена. Все-таки забрался. Увидел купол рейхстага, нашего флага там еще не было. На Бранденбургских воротах к тому времени обосновались два наших воина - корректировщики огня старший лейтенант Кузьма Дудеев и старший штурмовой группы сержант Иван Андреев. Сразу начал присматривать композицию снимка. Сначала мы постарались с лейтенантом пристроить флаг на коне… Нет, говорю, не годится. Он спустился с флагом пониже, поднял его в руках, и я решил сделать снимок. Это был второй снимок с флагом над Берлином. У меня остался последний флаг. Его я решил поберечь для рейхстага…» («Красная звезда», 8 мая 2004 года).

Комбриг-знаменосец

Путь к рейхстагу был долог. Многие советские воины не дошли до Берлина, оставшись в братских могилах. Совсем немного известно историкам имен командиров воинских частей, которые погибли с красным знаменем в руках. Один из них – наш земляк.
Среди имен, высеченных на мемориальных плитах на могиле Неизвестного солдата в Петрозаводске, есть и фамилия полковника Михаила Степановича МАКАРОВА. О его боевом пути повествуют скупые строки наградных листов: «...Родился в 1908 году, г. Барнаул, русский, член ВКП(б) с 1941 года, в армии с 1930 года. В боях с фашистскими захватчиками принимал участие с июля 1941 года...».

В середине июля 1941 года серьезное положение сложилось на Петрозаводском направлении. Вражеские войска, несмотря на потери, рвались вперед. Они вышли на дальние подступы к Петрозаводску, в район Кясняселькя-Колатсельга-Палалахта. Командование армии не имело в резерве ни одной воинской части, и, чтобы задержать противника до подхода подкреплений из тыловых областей страны, сюда были переброшены истребительные батальоны, в том числе особый батальон под командованием старшего лейтенанта Макарова. Перед батальоном была поставлена задача прикрыть дорогу Палалахта-Большие Горы-Видлица и преградить путь вражеским войскам. Несколько дней бойцы, вооруженные винтовками и ручными пулеметами, мужественно сдерживали ожесточенные атаки врага. Образец храбрости показал командир. Геннадий Николаевич Куприянов в книге «От Баренцева моря до Ладоги» отмечает, что этот батальон «сыграл исключительно важную роль в обороне Видлицы и Олонца». В августе 1941 года Макаров назначается командиром 24-го стрелкового полка, занимавшего оборону западнее Пряжи. Никакими резервами полк не располагал и с трудом отбивал натиск превосходящих сил противника. Положение изменилось, когда сюда подошли передовые подразделения 1068-го полка 313-й стрелковой дивизии, только что прибывшей в Карелию из Удмуртии. Бои продолжались до 20 сентября. Кольцо вражеских войск вокруг Петрозаводска все теснее смыкалось. Оставался единственный путь для отхода защитников города - переправа через Соломенский пролив. За героизм и мужество, проявленные в оборонительных боях, Макаров в марте 1942 года был награжден орденом Боевого Красного Знамени.
С января 1943 года полковник Макаров - командир 33-й отдельной лыжной бригады. В течение этого года бригада совершила множество боевых операций по разгрому опорных пунктов противника. В период освобождения Карелии от фашистских захватчиков в июле 1944 года находилась в непрерывных наступательных боях и освободила ряд населенных пунктов. В боях за Ловоярви 33-й бригаде была поставлена задача - глубоким обходным маневром перерезать дорогу врагу и совместно с частями, наступавшими с фронта, уничтожить противника. Два батальона бригады под личным командованием полковника Макарова, к тому времени уже кавалера ордена Александра Невского, пошли на выполнение этой задачи. При выходе на дорогу батальоны были встречены превосходящими силами противника, завязался упорный бой. Противотанковый ров, траншеи противника неоднократно переходили из рук в руки. Когда противник перешел в атаку и потеснил наших бойцов из траншей, полковник Макаров пошел со знаменем бригады впереди своих бойцов в контратаку, во время которой был смертельно ранен и умер на поле боя. 18 октября 1944 года Михаил Степанович Макаров посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени.

MAKAROV MIHAIL

Если внимательно просмотреть этот наградной лист, то можно убедиться, что сначала было представление на посмертное присвоение высокого звания Героя Советского Союза. Но позже, в штабе 7-й Отдельной Армии звание «Герой Советского Союза» переписали в представлении на один орден Ленина - без медали Золотая Звезда. Командующий войсками Карельского фронта генерал армии Кирилл Мерецков утвердил в штабе фронта посмертное награждение Михаила Степановича орденом Ленина. Но в Москве решили «ограничиться» лишь посмертным награждением орденом Отечественной войны I степени. Стоит напомнить, что это тот самый орден, который окончательно был обесценен в глазах настоящих фронтовиков в 1985 году - когда инициативой Михаила Горбачева его раздавали массово, как юбилейный значок!..
В донесении о потерях место рождения Михаила Степановича Макарова было указано по неточному и неправильно «расшифрованному» адресу семьи: жена Елена Герасимовна жила в 1944 году на станции Алтайская, т.е. в нынешнем Новоалтайске. Кроме мемориала в Петрозаводске, есть имя полковника Макарова и среди увековеченных на братской могиле № 51 в Долине Героев («Питкярантский район, 13 км дороги на г. Петрозаводск»).

Житель Алтая поднял Красное Знамя в самой западной точке оккупированной Европы

Британский остров Джерси площадью чуть более ста квадратных километров, приютившийся у побережья Франции в проливе Ла-Манш, российский Алтай и австралийский штат Виктория. Казалось бы, что может быть общего между этими тремя точками нашей планеты, столь удаленными друг от друга. Но для сибирского инженера Михаила КРОХИНА и мельбурнского электрика Фрэнка Хьюлена они были связаны единой, невидимой другим людям нитью.
Превратности Второй Мировой войны свели их обоих на Джерси, и они будут помнить об этом до конца своих дней.
Для Фрэнка Хьюлена остров Джерси — родина, отчий дом, хотя основная часть его жизни пришлась на Австралию. Для Михаила Крохина — это ад фашистского плена.
Тоска по матери и братьям, по милым с детства местам заставила Фрэнка отправиться из Австралии в отпуск на Джерси, где через две недели он узнал, что в Европе началась Вторая Мировая война и обратный путь ему отрезан.
Спустя некоторое время немцы захватили остров и стали превращать его в один из плацдармов для планировавшегося вторжения в Англию. Сюда для работ в каменоломнях и строительства фортификационных сооружений были доставлены тысячи советских военнопленных, среди которых оказался и Михаил Крохин. Мог ли он предполагать, что его судьба во многом будет зависеть от неизвестного ему австралийского коммуниста, который вместе со своим братом возглавит подпольное движение Сопротивления на этом скалистом пятачке суши, плотно набитом вражескими солдатами и отрезанном от остального мира водой? Мог ли питать надежду, что руководимые Хьюленом патриоты вызволят Крохина из неволи, будут укрывать его от немецких фашистов с риском для собственной жизни? Даже потом, по истечении многих десятилетий, Крохину всё это казалось чудом: и то, как помогли ему бежать из немецкого лагеря, и то, как за день до окончания оккупации острова он водрузил на одном из домов Красный флаг, сшитый двумя джерсийками — матерью и дочерью».
Это строки из давней публикации в газете «Правда». А вот как писал о красном флаге над Джерси другой российский журналист: "Среди английских и французских имен в телефонном справочнике острова встречаешь: «Дмитриева К.». Я еще в Лондоне, собираясь на Джерси, узнал, что Клавдия Дмитриева и ее сестра Августа Меткалф, русские, родом из Архангельска, живут здесь больше полувека. «В военные годы,— пишет журнал «Мэгнет Мэгэзин»,— они старались помочь всем русским, бежавшим из немецкого плена. Одним из них был Михаил Крохин, работавший на строительстве подземного госпиталя». Крохин жил в их доме несколько месяцев.

За несколько дней до капитуляции гарнизона Джерси в городе появился советский флаг.

Мы знали, что войне приходит конец, — рассказывает Клавдия Дмитриева.— Немцы еще были хозяевами острова, но мы вывесили красный флаг. Стелла, дочь Августы Меткалф, достала кусок материи, Михаил нарисовал пятиконечную звезду и слова «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Я видел фотографию этого флага. Он развевался здесь, на Джерси, в День Победы. Не знаю, о чем в долгие вечера за затемненными окнами говорили в этом доме Крохин и другие советские люди, которым здесь помогли в беде. Но известно, что жизнь этой семьи с тех пор круто изменилась».

О знаменосце с Алтая и прятавших его островитянах писал в своей книге "Город у моста (Репортажи из Англии)" также известный советский журналист, ведущий программы «Международная панорама» Всеволод Овчинников: "Гимназистка из Архангельска, она в годы интервенции вышла замуж за английского морского офицера, была заброшена судьбой на Джерси и стала во время оккупации активной участницей антифашистского Сопротивления, а затем коммунисткой.
Дом Августы Меткаф стал как бы ускоренной школой английского языка. Было время, когда под ее крышей жило сразу семеро советских людей.
Были в их числе Михаил Крохин, Герман Козлов, которые, как и Федор Бурый, вскоре смогли включиться в работу организации. Они переводили на английский язык услышанные по радио сводки Совинформбюро, помогали готовить к печати тексты листовок (для советских узников им приходилось писать от руки - не было русского шрифта).
Распространять листовки за колючей проволокой среди заключенных помогали испанские республиканцы. Напуганные вспышкой эпидемии тифа, гитлеровцы сформировали из испанцев санитарные команды, которые регулярно посещали лагерь за лагерем. Этим и воспользовались подпольщики."

Казахстанский журнал "Простор" в 1966 году рассказал о первой попытке побега Крохина: "На рассвете 16 июня 1941 года часть, в которой служил двадцатилетний парень Михаил Крохин, была поднята в ружье и двинулась маршем на запад. И спустя пять дней начали рваться снаряды, в небе закружили самолеты с черными крестами: война! После первого боя в отделении Михаила Крохина осталось трое бойцов. Им чудом удалось вырваться из окружения и соединиться с полуразбитой стрелковой частью...Только тогда Крохин понял, что с ним произошло, когда увидел себя в колонне пленных, а рядом — немецких автоматчиков...
- Иди, сынок, в Крым. Там в горах наши.
Без малого три месяца пробирался Крохин. Прошел пешком почти всю Украину. В один из сумрачных декабрьских дней в нескольких километрах от Симферополя он случайно напоролся на немцев. Немецкая комендатура, ежедневные допросы. Били чем попало... Пригодилось, что до войны Михаил работал в Рубцовке на железной дороге именно осмотрщиком вагонов...".

Liberation sculpture Pomme dOr Jersey

Если погуглить всемирную паутину, то можно убедиться, что на Джерси и сейчас помнят жителя Алтая, знаменосца с красным флагом Михаила Крохина / "Michael Krokeen", поднявшим эту маленькую частичку Знамени Победы над самой западной европейской точкой оккупированной Европы.


***
Но на Алтае в эти дни деятели из правящей "Единой России" и примкнувшего к ней ОНФ предпочитают в 75-й День Победы использовать совсем другой флаг - флаг, который пользовали для своей пропаганды гитлеровские холуи из "РННА", "1-й Русской национальной армии" и "РОА". Посмотрите, как бездумно широко "помнят и гордятся" сейчас барнаульцы "херрами" на службе абвера - сахаровым и хольмстон-смысловским, кромиади и ламсдорфом...

ALT KPRF KOMSOMOL 9 MAY

Чтобы напомнить, в том числе, и любителям "новой истории Алтая" о том, под какими знаменами сражались наши родные Воины-Победители, комсомольцы края обратились в соцсетях к автомобилистам с предложением принять участие 9 мая в акции "Цвет Победы - красный" 

Подготовил Евгений ПЛАТУНОВ, пресс-служба Алтайского крайкома КПРФ

 

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Май 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
© 2020 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта