Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

"Ведь мы — русские... Ленинцы!"

12957649 534892560027596 4860511258569570632 o11 апреля отмечается памятная дата — Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. О нашем земляке-подпольщике из Бухенвальда много писали раньше на страницах различных изданий.

Эта дата установлена в память об интернациональном восстании узников концлагеря Бухенвальд, произошедшем 11 апреля 1945 года.

В далеком 1963 году в "Издательстве иностранной литературы" в Москве вышел перевод с польского книги "Преступления немецко-фашистского вермахта в отношении военнопленных во второй мировой войне". Автор Шимон Датнер вспомнил и о нашем земляке: "В Бухенвальде героически погиб Григорий Екимов («Гриша»), коммунист-политофицер Красной Армии, уроженец Алтая".

Подробнее о Григории Сергеевиче Екимове было рассказано чуть ранее - в 1960 году в книге Василия Макаровича Красноперова "Подпольщики Бухенвальда" ("Воениздат"): "Были отдельные случаи недостаточной бдительности, из которых один доставил особенно много тревог всему подполью Бухенвальда. Произошло это в августе 1944 года, когда было совершено злодейское убийство фашистами вождя немецких трудящихся Э. Тельмана. В лагере состоялись тайные митинги и собрания, посвященные памяти борца-антифашиста. Но однажды старшина небольшой команды (подпольщик), вопреки требованиям конспирации, провел собрание не в ночное время, а днем. Это была грубейшая ошибка, которая нанесла большой вред всему подполью Бухенвальда. Кто-то сделал донос о собрании, что как раз совпало с назначением в Бухенвальд свирепейшего из нацистских палачей — представителя политической полиции Кампе. Его агенты кое-что проведали о подполье.
 
В «лагере смерти» начались аресты. Гестаповцы взяли ряд немецких товарищей, в их числе и Решке, утрата которого особенно ощущалась всем подпольем. Вместе с другими эсэсовцы схватили двух членов советского подполья - Тимофея Савина и Григория Екимова. Дальнейшая судьба всей организации сопротивления зависела от поведения уведенных гестаповцами товарищей.
 
Подпольщики Бухенвальда усилили конспирацию. Неустанно несли вахту члены группы безопасности, предупреждая новые возможные провалы и ограждая организацию от проникновения сомнительных людей. Екимов знал всех членов советского центра и многие тонкости его работы. Центр разработал специальные мероприятия на тот случай, если Екимов не выдержит пыток и прогово­рится.
 
К великой чести всех уведенных гестаповцами подпольщиков, надо сказать, что ни один из них, несмотря на зверский допрос, не проговорился. Мужественное их поведение позволило сохранить основные кадры подполья. Захваченные гестаповцами Тимофей Савин и Григорий Екимов, как и немецкие товарищи, не проронили и слова, могущего нанести вред делу сопротивления. Григория Сергеевича Екимова фашисты пытали несколько дней подряд. Ничего не добившись, они вернули его в ла­герь. Товарищи помогли устроить его в больницу, но, замученный пытками, он вскоре умер".
 
28b68d9cf68b4b7646aa
 
Автор книги "Ринг за колючей проволокой" Георгий Свиридов так написал о Екимове в том же 1960 году: "Три недели пытали Екимова. Три недели подпольщики ждали начала массовых репрессий.
Ничего не добившись, гитлеровцы умирающего Григория вернули в Бухенвальд. Его было трудно узнать. На теле не оставалось места, где бы не было кровоподтеков и синяков. Подпольщики уложили героя в больницу, старались сделать все возможное, чтобы спасти ему жизнь. Антифашисты различных национальностей восхищались русским коммунистом. В больницу тайно приходили многие узники и с благодарностью отдавали Григорию лучшие продукты из своих посылок. Ведь это благодаря его мужеству и стойкости Бухенвальд спасен от кровавой бани...
Спасти жизнь героя оказалось невозможно. Все усилия врачей были тщетными.
Бурзенко дежурил у кровати товарища, не отходя ни на минуту. На третий день Григорий Екимов ненадолго пришел в себя. Он открыл глаза и прошептал окровавленными губами:
— Ну что вы так смотрите на меня?.. Не надо... Мы снова вместе... Что-нибудь делайте... Пойте!
Николай Симаков отвернулся и украдкой вытер слезу. Бурзенко, подавив волнение, осторожно взял руку Григория и шепотом запел:
 
Вставай, проклятьем заклейменный
Весь мир голодных и рабов...
 
Подпольщики обступили кровать героя, обнялись и, смотря на проясняющееся лицо умирающего, дружно чуть слышно пели:
 
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой...
 
В палату вбежал Гельмут Тиман.
— Что вы делаете? Больному нужен воздух и покой... Отойдите!
Но его никто не слушал.
Выглянув в дверь и что-то сказав дежурным, Тиман вернулся к кровати Екимова. Он обнял за плечи Симакова и Бакланова и стал тихо подпевать по-немецки:
 
Это есть наш последний
И решительный бой...
 
Екимов дышал прерывисто. Жизнь покидала его. Собрав остаток сил, он прошептал:
— Если бы у меня было две жизни... я бы, не задумываясь, отдал их Родине... Ведь мы — русские... Ленинцы!".
 
***
Григорий Екимов родился в селе Виноградовка Кулундинского района Алтайского края. В армию он ушел из Павлодарской области Казахстана. В Казахстане бухенвальдский набат звучит, видимо, громче, чем на Алтае: в 2000 году была издана книга Марии Тереник "Жизнь и подвиг узника Бухенвальда Григория Екимова" (Павлодар, 2000).
 
Подготовил Евгений Платунов, пресс-служба Алтайского крайкома КПРФ

 

 

 

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
© 2020 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта