Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

Депутат-коммунист транслирует чаяния избирателей поселка Затон

 

idolova1Депутат фракции КПРФ в Барнаульской городской Думе Лариса Идолова выступила на радио «Эхо Москвы в Барнауле».

В понедельник, 15 мая гостем Максима ГОЛЫШЕВА в программе «Тема дня» стала депутат Барнаульской городской Думы коммунист Лариса Гавриловна ИДОЛОВА. Основной темой беседы стал многострадальный микрорайон Барнаула - поселок Затон.

Максим ГОЛЫШЕВ:

– Мы сегодня будем говорить на достаточно важную и нужную тему паводка и даже локализуем этот разговор до конкретного населенного пункта – барнаульского поселка Затон. Он фактически каждый год становится своеобразным “ньюсмейкером“ – “поставщиком новостей“ на тему паводка. Причем, новости оттуда поступают даже в те периоды, когда угроза затопления на других территориях края бывает меньше. В конце прошлого месяца в Затоне прошла отчетно-выборная конференция. На этой конференции присутствовали два депутата Барнаульской городской Думы – Иван Карпов и Лариса Идолова. И сегодня у нас в гостях Лариса Гавриловна Идолова – депутат БГД шестого созыва, представитель фракции КПРФ. Лариса Гавриловна, насколько удачно, на Ваш взгляд, удалось обсудить проблемы Затона на конференции 29 апреля?

idolova2

Лариса ИДОЛОВА:

– В конференции приняла участие большая часть выборных представителей поселка Затон. Был избран прежний состав ТОСа – территориального-общественного самоуправления. Был избран прежний председатель ТОС. Это знающие, грамотные люди.

– То есть люди, которые работали до 29 апреля, они и сейчас продолжают работать?

- Да, совершенно точно. Но этим общим решением остался недоволен присутствующий там же представитель администрации Центрального района Вадим Сергеевич ЧУТЧЕВ. Он демонстративно покинул конференцию. Люди пытались задать ему вопросы, просили, чтобы он остался. Но он всем ответил сразу: «У кого что есть – приходите ко мне на прием». Уже это в определенной мере характеризует отношение власти к тем людям, которые проживают в поселке Затон. Сейчас там, по разным оценкам, проживают от двух с половиной тысяч человек до трех тысяч. В Затоне сейчас 600 частных домов, 55 многоквартирных, в которых постоянно живут люди. Многоквартирные дома – это в основном двухэтажные, по 16-18 квартир в каждом.

idolova3

– Я правильно понимаю, что вы, как депутат-коммунист, и Барнаульская организация КПРФ в целом, поддерживали предыдущий состав ТОС в Затоне?

– Да, конечно. Эта поддержка обусловлена тем, что, во-первых, я с этими людьми много общалась, работая со многими обращениями жителей Затона. Эти обращения, в частности, затрагивали вопросы благоустройства, жилищно-коммунальных услуг. Стабильно проблемным остается вопрос с дорогами в Затоне. Большой проблемой является состояние канализационных очистных сооружений, за которые администрация Барнаула отчиталась в 2014 году. Тогда говорилось, что при введении этих сооружений в строй, понизилась бы оплата за водоотведение. Но и само название услуги «водоотведение» администрация Центрального района вместе с администрацией Барнаула поменяли на услугу «вывоз жидких бытовых отходов».

– И в чем разница?

– Разница в том, что двухэтажные дома Затоне являются благоустроенными. То есть в них проведены вода, канализация, отопление. Соблюдены все параметры, чтобы считать эти дома (в которых живет большая часть затонцев) благоустроенными. Но администрации и района, и города сочли дома недостаточно благоустроенными. И теперь многие люди, в том числе и старшего поколения 70-80 лет, которое мы все должны чтить за их огромный труд по созданию индустриальной мощи СССР (мощи, все еще до конца неразворованной) вынуждены ходить по администрациям, по судам, по различным чиновникам. Коммунальная услуга водоотведение, учитывая ее завышенную стоимость, стоила 49 рублей за кубометр. Теперь, окончательно отгородившимся от людей чиновникам, захотелось «содрать» с жителей больше денежек. Все собранные комиссии приняли решение о переводе этой услуги из коммунальной в жилую. И теперь она стала называться услугой по вывозу жидких бытовых отходов, а ее стоимость возросла до 219 рублей за кубометр, – более 400 процентов! Большинство жителей поселка Затон в материальном плане трудно назвать обеспеченными. Поэтому является очень большим вопросом для них: как все это теперь оплачивать? Хотя есть «индексация» за эту услугу некоторым категориям граждан, но вопрос ее оплаты остается очень сложным.

– Но во многом сильно изношенные коммуникации ЖКХ ведь надо как-то поддерживать?

– Надо поддерживать, но расценки должны быть обоснованными. Пусть изменили слово для названия – вместо «водоотведения». Но все ведь осталось прежним: сточные воды таки и идут в колодцы как и раньше шли. Но власти мотивируют свое решение теперь тем, что водоочистные сооружения оказались на расстоянии 28 километров: «Далеко возить». Но зачем тогда были затрачены те 32 миллиона рублей на канализационные очистные сооружения в самом Затоне? Как следует из ответа администрации Барнаула, их «законсервировали» после того как было «несанкционированное проникновение» на эти водоочистные сооружения. На эту консервацию ушло еще 47 миллионов рублей. И на 2017 год выделено еще 35 миллионов на этот же объект, стоящий «законсервированным». То есть в общей сложности этот «мертвый капитал» теперь стоит уже 114 миллионов рублей. А тем временем люди платят 219 рублей за вывоз каждого кубометра канализационной воды.

– А разве эти вопросы не должны задавать представители ТОС?

– Они их неоднократно задавали. Но сами находятся на почти рабском положении. На конференции, например, прозвучала такая цифра в отчете ревизионной комиссии ТОС. В Затоне в течение года было истрачено 19 тысяч 131 рубль Это деньги. которые составили весь бюджет ТОСа за отчетный период. Есть разница? 114 миллионов «мертвого капитала» и 19 тысяч.

– Но получается, что проблемы не может решить ТОС?

– Проблемы жителей микрорайона Затон не хочет решать администрация Центрального района и администрация города Барнаула. Принято решение о переводе территории Затона в парковую зону. В 15 минутах езды от центра города, конечно, есть прекрасные условия для создания очередного кластера. Видимо, поэтому Затон переведен теперь в зону Р-4 из прежней зоны Ж-4…

– Это требует пояснения. Вряд ли наши радиослушатели понимают разницу в этих маркировках.

– Буква «Р» от слова рекреация, так называемая «зеленая зона», парковая, где нельзя возводить капитальные строения. А «Ж» – значит жилая зона. Сами жители Затона, подготовив свою народную программу развития, требуют признать их отдельным поселком, с собственным уставом и четко прописанным статусом, позволяющим поселку развиваться. А какое-либо развитие как раз и тормозит перевод из прежней жилой зоны в новый статус парковой зоны. Людей сейчас фактически выдавливают из этого их привычного места проживания – из места, где они прожили всю жизнь, где жили их отцы и деды, где они похоронили этих своих отцов и дедов. Но власть их не хочет слышать. Никто с ними не советовался, меняя статус поселка из жилой зоны на парковую зону. Но в других случаях фактическая парковая зона не останавливает от жилищной застройки. Захотелось кому-то застроить часть ленточного бора на Горе, и власть ему в этом не препятствует. Только коммунисты-депутаты Барнаульской городской Думы в этом созыве голосовали против жилищной застройки ленточного бора. А 36 депутатов остальных партий поддержали решение, нанесшее миллиардный ущерб бюджету Барнаула. И вот тут же жилой микрорайон города Затон, который существует уже более 120 лет, остается теперь без такого же статуса!

– Но ведь сама по себе выплата компенсаций жителям Затона после паводка разве не свидетельствует о внимании властей?

- Далеко не после каждого паводка были какие-то компенсации. Я посмотрела графики по наводнениям в Затоне за последние сто лет. Затон топило очень редко. Были небольшие подтопления. Большие наводнения были всего два-три раза. Затон стало топить регулярно после строительства нового моста. Было при строительстве сужено русло реки и закопана одна протока. Наблюдения Института водных экологических проблем показывают, что после строительства моста Затон топит примерно один раз в три года, а не три раза за один век. Возвращаясь к вопросу компенсаций после наводнений, можно вспомнить, что, когда правительство России в 2014 году выделило денежные средства для пострадавших при второй волне паводка, получив их люди стали брать дополнительно кредиты, чтобы укрепить фундаменты, сделать свои жилые постройки более основательными. Но теперь им власти города, получается, преподнесли «подарок» в виде перевода микрорайона в парковую зону с вытекающим отсюда запретом на дальнейшее их строительство. Получается, что «заморозили» и те вложенные затонцами от 50 до 200 тысяч федеральных средств компенсации, которые они получили. Отмечу, получили выплаты далеко не все: многие из них до сих пор судятся с властями, чтобы получить хотя бы 50 тыс рублей за утрату имущества. И это была единственная подобная выплата за двадцать пять прошедших лет - при стабильном затоплении микрорайона каждые 2-3 года.

– Но не все барнаульцы, наверное, поймут, почему бюджетные средства должны выделяться жителям территории, которая периодически затопляется…

– Так надо сделать, чтобы не затоплялась! Затон в данном случае может быть определенным «индикатором» отношения вообще власти к жителям таких территорий. У нас вот целая «культурная столица» Санкт-Петербург, как известно, был построен и стоит сейчас на болотах. Но никому и в голову не придет куда-то призывать переезжать его жителей. Да, конечно, Затон – это не «северная Венеция». Но почему есть средства на то, чтобы «консервировать», построенные канализационные очистные сооружения в Затоне, но нет средств для расчистки русла, чтобы избежать затоплений? Почему у нас в городе нет до сих пор набережной? Почему нельзя совместить нормальное благоустроенное жилье, которое пытаются завершить затонцы своими силами, с теми же красивыми картинками «кластеров»? Никто же не против того, чтобы была нормальная инфраструктура. Но почему парковая зона должна фактически выбросить людей из Затона? На комфортное жилье и придомовые территории есть же сейчас федеральный проект. О нем недавно огромным тиражом рассказывал и номер газеты «Вечерний Барнаул». Была давняя практика еще с советских времен, когда даже около бараков были устроены прекрасные площадки и для общего отдыха, и для игр детей. Но все это в виде «долевого участия» самих жителей сейчас малодоступно. Я хорошо помню платежку, которую мне принесла показать жительница Затона: при пенсии в размере менее 9 тысяч рублей у нее 66% уходит на оплату услуг ЖКХ. Оставшейся суммы хватает примерно на то, чтобы жить на 80 рублей в день! Какое уж тут может быть «долевое участие в благоустройстве придомовых территорий»?

Соб. инф.

 

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
© 2020 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта