Видео

Всё видео

Наши группы
ВКонтакте
Наш канал на Youtube
Наш баннер

"Свободный курс" опубликовал большое интервью Сергея Юрченко

12 августа вышел номер газеты «Свободный курс», в котором целая страница посвящена первому секретарю Алтайского крайкома КПРФ, депутату Государственной Думы Сергею Юрченко. Корреспонденту издательского дома «Алтапресс» Надежде Скалон лидер алтайских коммунистов рассказал о своей работе – «полевой» и депутатской, о выдвижении кандидатов от КПРФ, о протестных технологиях, о месте Ленина в жизни современного коммуниста и буржуазного общества и многом другом.

- Сергей Иванович, наше избирательное законодательство очень уж изменчивое. И некоторые политологи считают: последний вариант закона о выборах депутатов Госдумы выгоден «Единой России». Насколько это обоснованно?

- У нас в России перед выборами изменения законов происходят чаще, чем во всех остальных странах, вместе взятых. Зачем это делается? Если законопроект вносит «Единая Россия», то всем понятно: это делается, чтобы она не дай бог не оказалась в меньшинстве по сравнению с тремя другими думскими партиями. Если изменения вносит оппозиционная партия  - очевидно, она  совершенствуют закон, чтобы именно оппозиция прошли на выборах. Борьба за власть мирным путем идет через законодательство.

- То есть вы согласны с тем, что закон изменен в пользу партии власти?

- А это наглядно видно. Кому было выгодно досрочное голосование? Бюджетная сфера-то в основном голосует, а бюджетниками можно руководить. Попробуй, не прийти голосовать - птичку поставят, чтобы не дать премию. Законы о выборах меняются, как только падает рейтинг партии власти. Но из-за этого люди не идут на выборы. К сожалению, за проекты законов, которые вносит «Единая Россия», часто голосуют и «Справедливая Россия», и ЛДПР. И мы со своими 92 голосами в Госдуме остаемся без поддержки.

- Нет у вас ощущения, что наличие вашей фракции выполняет декоративную роль?

- Нет. Сегодня ровно столько фракций, сколько избрали люди.

- Вы рассматриваете вероятность, что в таких условиях коммунисты Алтая вообще не проведут ни одного кандидата в Госдуму? К тому же ваш электорат стареет и уходит...

- Те 20% избирателей, которые за нас голосуют, останутся. А когда мне говорят «стареет», я привожу пример последних наших конференций. В партию идут молодые. Они же являются и избирателями. Молодежь понимает, что происходит: у них сложности с ипотекой, с устройством на работу, поступлением на бесплатное обучение, с питанием в профтехучилищах. Я был на пикете в Рубцовске по лесу: пришла молодежь с ребятишками. Их не интересует социализм или коммунизм, их интересует среда обитания, и они готовы бороться за нее, за наш бор, чтобы было где отдохнуть детям. Там, где молодежь заинтересована, она приходит. Причем это не мы поднимаем темы. Люди сами приходят к нам.

- Вы на своем опыте смогли оценить значение полевой партработы, когда вместе с местным профсоюзом защищали рабочих тракторного завода в Рубцовске. Будут ли в ближайшие месяцы коммунисты больше проводить протестных акций?

- Протестное движение растет само. Наша задача — научить людей, которые к нам приходят, отстаивать свои права, оформлять уведомления о проведении митинга, пикета. Ну и где-то помочь руководством, финансами— какие-то плакаты же надо сделать.

Как было на тракторном заводе? 5 тыс. человек не получали зарплату. К нам пришли рабочие, сказали, что обошли все кабинеты и ничего не добились. Мы помогли организовать поездку в Новосибирск к Тарану (руководитель «Ратм-холдинга», прошлого владельца завода. - Прим. «СК»). Правда, в трех автобусах остались свободные места, поэтому мы своими коммунистами, бывшими работниками АТЗ, их заполнили. Приехали. Нас  поддержали новосибирцы - акция была мощнейшая. Сожгли чучело Тарана, пришли к нему в кабинет. Да, это шоу, но сегодня время такое, мы применяем его элементы в протестных акциях.

Сразу на следующий день 10 млн рублей отдали. А долг был 130 млн. Что делать? Я спросил: готовы ли идти на голодовку?  Записались 179. Сшил палатки, люди легли голодать. Все долги им отдали.

- В этом году к вам уже приходили обиженные рабочие?

- Да, приходили. Мы сейчас создаем «Союз рабочих». Обращаются к нам и фермеры, и руководители сельхозпредприятий, будем проводить краевую акцию в поддержку сельского хозяйства. Вы знаете, какая сейчас закупочная цена на молоко? Мне только что в Рубцовске на пикете по лесу сказали: 6-8 рублей за литр.

- Вы уже определили, кто от КПРФ пойдет на выборах в Госдуму?

- Две кандидатуры уже есть: по Алейской-Рубцовской зоне предполагается Юрченко, по Славгородской Нина Александровна Останина, она была депутатом Госдумы четырех  созывов, а сейчас руководитель аппарата нашей фракции в Госдуме. Эти две кандидатуры обговорены и в Москве. По Барнаулу, видимо, будет выдвинут Андрей Сартаков, хотя это вопрос горкома. И Барнаул, и Бийск пока только подбирают кандидатуры.

Мы определились и по партсписку в АКЗС - 70% кандидатов есть. Но у нас каков порядок? «Единая Россия» проводит какие-то праймериз. А у нас сначала первичное отделение рассматривает кандидатуры (в сельский совет, в заксобрание, в местные представительные органы), отсеивает, отдает в крайком. Крайком тоже изучает и отдает в кадровую комиссию, которая в свою очередь смотрит и предлагает бюро. И только после решения бюро кандидатуры выносятся на пленум, который голосует. Так мы не только кандидатов на выборы выдвигаем, но и на партийные должности — на секретарей райкомов, горкомов.

- Вы, кажется, к праймериз партии власти относитесь скептически?

- У каждой партии своя «метода» и свои формы. Они решили, что делают правильно, выдвигая кандидатов якобы через праймериз. Ну, я же знаю, как в Рубцовске они проходят: попробуй сам предложить свою кандидатуру — завтра ты не член партии. Если человек нужен, он пройдет праймериз, не нужен — не пройдет. Проблему я вижу еще и в том, что и «ЕР», и ЛДПР нужен кандидат с деньгами.

- У вас такой проблемы разве нет?

- На прошлых выборах в Госдуму нам пытались предложить кандидата с деньгами, не буду называть его фамилию. Но краевой комитет отказался.  У нас принято, что Центральный комитет партии все согласовывает с местными отделениями. Бывают предложения от ЦК, но если краевой комитет сказал «нет», ЦК настаивать не будет. 

- В КПРФ недавно стартовал конкурс «селфи с Лениным». Вот и у вас тоже на стене его портрет. Возможен ли в будущем отказ вашей партии от этого символа?

- Как политик я не считаю себя консерватором, и даже политиком более продвинутым, чем некоторые наши партийные руководители. Но как коммунист прочитал полное собрание сочинений Ленина трижды.

- Шутите?! Это ж 45 томов.

- 55. Первый раз прочитал от нечего делать во время службы в армии — я был завбиблиотекой. Второй раз читал то, что мне нужно — это где-то треть. И потом читал в зависимости от того, что бы он сказал по тому или иному вопросу. Если бы наши руководители почитали хотя бы четвертую часть того, что он писал, даже при нынешней социально-экономической ситуации можно было бы жить лучше на 20%, и бардака было бы меньше.

Ленин  для меня не идол, его надо уметь правильно применить к сегодняшним условиям. И что бы мне сегодня ни рассказывали и экономисты, и политики, я уверен: если не решим вопросы индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, результатов не будет, а мы станем филиалом Китайской Народной Республики.

- Вы уж не пугайте-то народ коллективизацией. Или вы кооперацию имеете в виду?

- А вы подумали колхозы? Сегодня сами фермеры объединяются — нету в США фермера, который бы сам по себе работал. Поэтому давайте читать Ленина. И критически относиться и к нашим руководителям. Вот, например, взять рейтинг Путина...

- Как-то слышала выступление одного трезвомыслящего политолога, который советовал оппозиции не обольщаться: уровень поддержки президента именно такой, как говорят социологи.

- Могу привести пример моей встречи с избирателями в Рубцовске.  Я рассказываю о ситуации в стране, о своей деятельности, и говорю, что Путину надули его рейтинг. Группа преподавателей политехнического университета - человек 15 — говорит: «Вы врете. Такого быть не может». Говорю: хорошо, давайте проголосуем. Политику Путина поддержали только эти 15 человек. Коммунистов на встрече было только 56. И 560 человек в зале. 

- Это к вам столько приходит человек на встречи?

- Не везде — приходят и по 10. Но там, где работают наши товарищи, приходят многие - дополнительные скамейки затаскивают. В Бийске мы собрали почти полный зал. Все зависит от нас - марсиане не приедут к нам сюда наводить порядок.

- Марсиане - это был бы неплохой вариант. Но немножко о вашей работе в Госдуме. Вы первый раз были избраны депутатом, а там много старожилов. Опытные думцы не относятся ли к новичкам, как к салагам?

- Там совершенно не смотрят, сколько ты работал в Думе. Отношения между депутатами вне пленарных заседаний нормальные. Мы перед голосованием можем друг друга обзывать, хамить друг другу, но как вышли на перерыв — сразу улыбаемся, и некоторые «товарищи» из самой многочисленной фракции, в которой 238 человек, говорят нам: вы правы, но куда нам деваться, мы в этой партии. Как, говорят психологи, в каждом политике — два «Я». Тяжело это видеть, потому что они понимают, что делают. Когда «грохали» Академию наук, они отлично знали, к чему это приведет и что закон не улучшит положение науки. Тем более сейчас, с нашими проблемами с бюджетом.

- Вам удалось понять, почему законы так часто меняются? Только в КоАП, например, с 2002 года внесли 450 изменений - какая там стабильность?

- Ну если мы принимаем 300-500 законов за полугодие... В нашей ситуации чрезмерное принятие бестолковых законов — это создание видимости бурной деятельности государства. 70% законопроектов вносит правительство, 30% - лично депутаты. Есть, конечно, законы, которые нельзя не принять — например, о бюджете, о промышленной политике. Но ЛДПР часто вносит изменения в правила дорожного движения. Можно на красный свет ехать направо или нельзя? И будем обсуждать 30 минут. Время и деньги на ветер. Принцип пиара же никуда не делся: кто сколько внес законопроектов.

Я всегда исхожу из того, каков КПД того, что ты сделал. И сам не занимался и не буду заниматься законами, и об этом знают во фракции. Если я внесу закон, допустим, о полномочиях депутата в СМИ, он не пройдет при этом составе Думы. А ты потратишь время свое, людей, которых привлекаешь к разработке. Зачем? Я снова возвращаюсь к Ленину. В буржуазных условиях мы должны использовать парламент, представительные органы как трибуну для озвучивания своих идей, программных целей и задач и разоблачения режима.

- Хорошо устроились. Используете Думу как трибуну и вам за это еще и 400 тыс. рублей в месяц платят...

- Стоп. Я исхожу их чего? Депутаты нашей фракции вносят законы и по социальной и экономической политике, и по бюджету, и я, конечно, бывал и соавтором. Но я еще ни разу не нажал на кнопку, не изучив, за что голосую. Проголосовав за тот или иной закон, я знаю: он повлияет на моего соседа или знакомого, чтобы ему было легче, или нет.

В каждой фракции есть штатные говорунчики, их показывают постоянно. Я умею говорить не хуже, чем они, но это не значит, что надо выступать, только чтобы выступать. Я уже в возрасте и себя уважаю, чтобы обращаться к стенам: есть такие случаи, когда депутат выступает, а его никто не слушает. Уделяю большую часть времени работе с избирателями и их просьбами, работаю на конкретных  людей, не оторвался от почвы - по две недели в месяц работаю здесь, в крае. Те, кто по пятому-шестому сроку в Госдуме, они на местах бывают наскоками.

Львиная доля зарплаты уходит в партию, за каждым депутатом-коммунистом закреплены социальные  учреждения, которым постоянно оказывается помощь. Так тратят деньги депутаты Госдумы. Куда интереснее было бы узнать как распоряжаются зарплатами топ-менеджеры «Роснефти» (средняя з/п управленцев под 18 млн.руб. в месяц) или «Газпрома» (около 12,5 млн. руб.), или «Аэрофлота» и «Русгидро» (по 6 млн. руб.).

- Крайком большое внимание уделил покупке множительной техники. Но это 100 лет назад «Искру» расхватывали, как горячие пирожки. А сейчас в почтовых ящиках горы макулатуры, а людям интереснее буклет ИКЕИ. Не устарела ли бумажная агитация?

- Вы больше видите листовки КПРФ, чем других партий, потому что только мы этим занимаемся. Мы выпустили в этом году два выпуска «Голоса труда» тиражом по 100-150 тыс. Это не так много для края. Да, мы знаем, что 30% уходит в урну - сейчас тиражи всех газет падают. Поэтому используем и другие площадки — у нас есть сайт, наши материалы распространяются в соцсетях. Сейчас у нас на сайте появится бесплатный номер телефона, чтобы нам звонили по любой проблеме. Что касается плакатов и листовок... Я считаю, что листовка формата А4 будет большую роль играть, чем газета. Нужен острый материал, хороший фельетон, который доходит до людей подсознательно. И конечно, нужно разговаривать с людьми. Если кандидат не прошел от двери к двери 70% округа, он не победит. Но, поймите, никто из нас в буржуазных условиях не работал, наш опыт — всего 20 лет, для партии это не так много. Будем находить новые методы.

(Фото Юрия Красильникова, пресс-служба Алтайского крайкома КПРФ)

Поделиться: 
comments powered by HyperComments
Актуально
Сторонники партии
Архив новостей
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
© 2019 Алтайский крайком КПРФ

Интернет-приёмная

Позвонить нам с сайта