Истерика на заданную тему

Все чаще в краевой прессе стали появляться статьи о необходимости вакцинации против корона-вируса. И все чаще выступают в новых медиа противники.

Дискуссией и не пахнет – слишком много времени стороны отстаивают свои точки зрения, внятные аргументы мало кто приводит, и если они есть, то просто тонут в информационных потоках. Бал правят эмоции. По сути, нежелание вакцинироваться – некий протест против власти, против общества, «идущего на поводу».

Можно понять непривитых граждан: власть, имея огромные возможности для пропаганды, не может завоевать доверие довольно большой части населения и убедить не только в необходимости, но и в безопасности вакцины. Но оставим эмоции, да и саму проблему вакцинации. Нам интересны политические моменты во всем этом многомесячном споре.

Политические моменты в дискуссии обозначила, в частности, главный редактор довольно весомого краевого сетевого издания «Толк» Анастасия Корягина. В рубрике «Потолкуем», где предполагается дискуссия, она размещает статью: якобы частное мнение, которое озаглавлено: «Спасите тех, кто хочет жить. Почему пора вакцинировать всех поголовно». Эмоциональный заголовок сопровождает лид. Вот первый «ударный» абзац: «В мире идет война с вирусом, а во время войны нет демократии – есть приказы...» Далее через ряд оскорблений непривитых и не желающих рисковать своим здоровьем соотечественников автор выдвигает политические лозунги: «Хватит лечить бесплатно» и «В вопросах, касающихся национальной безопасности, нет места демократии». Не слабо, да?! Вот это дискурс!

 

Свое мнение по этому актуальному вопросу выразил коммунист Юрий КРАСИЛЬНИКОВ:

– Вот это вот (простите, не смог подобрать литературного слова, пусть будет просто «вот») уже переводит дискуссию в совершенно другую плоскость. По сути, сторонники «поголовной» вакцинации задают обществу вопросы: «Ради безопасности вы готовы пожертвовать своими свободами? Какими?» И если ранее речь шла о воздержании от посещения развлекательных и культурных мероприятий, то теперь «вкинута» тема об отказе от демократической основы, провозглашенной в Конституции в преамбуле, то есть еще до всяких пронумерованных статей и разделов.

Считаю, что коммунисты должны включиться в эту дискуссию, дать достойный ответ любым попыткам наступления на свободу. Пусть даже пока мысли отказа от демократии высказываются в истерике. Но ведь и истерика тоже может быть управляемой, не так ли?

Я бы советовал перед началом большой дискуссии прочитать труд Э. Фромма «Бегство от свободы». В этой работе автор показывает, как Германия к 1941 году пришла к тому, к чему пришла. И если кто-то считает, что это прошлый век и пройденный этап, что человечество сделало определенные выводы, что такое вряд ли повторится, то готов его в этом переубедить. Вот примеры из современности – новейшей истории: в России перед страхом терроризма «ради национальной безопасности» отказались от тайны переписки, приняты законы о доступе спецслужб к аккаунтам некоторых соцсетей, телефонные разговоры операторы связи записывают и готовы предоставлять правоохранителям. Или в Европе 5-7 лет назад после наплыва мигрантов и волны преступлений, устроенных «гостями», также «ради национальной безопасности» отказались от многих завоеванных свобод. Или после терактов 2001 года в США все так же «ради национальной безопасности» общество добровольно отказалось от многих прав и свобод. Даже от права на жизнь заложников – теперь можно сбивать пассажирские самолеты, если на борту террористы и воздушное судно взяло курс на какие-то особо значимые объекты.

Есть у нас в первичке молодой коммунист Матиас ДЕНИЦ, поляк по национальности, какое-то время живший в Европе, и за процессами, происходящими там, он следит. Изучая политологию в АлтГУ, он как-раз задался вопросом отказа от прав и свобод в США после «11 сентября». Недавно поговорил с ним на эту тему. Вот краткое содержание нашей беседы:

ЮК: – Матиас, про «законы Яровой», например, мы все прекрасно знаем, не хотелось бы замыкаться в России. Расскажи, на какие «жертвы» идут или готовы идти в США и Евросоюзе?

Матиас ДЕНИЦ: – Безусловно, террористические атаки 11 сентября 2001 года – это ужасная трагедия, изменившая США, повлиявшая на весь мир. Но с самого первого дня данное событие стало инструментом для политических изменений внутри Америки, на которые до этого американское общество не соглашалось. Напомню, что самое первое выступление Буша-младшего через несколько часов после атаки на башни-близнецы было озаглавлено: «Вашингтон идет на войну». Тогда президент заявил примерно следующее: «Америка вместе с друзьями, союзниками объединяется со всеми, кто хочет мира и безопасности на всей земле. Вместе мы выиграем войну против терроризма». И, по сути, тут же Штаты стали готовиться к военным действиям, которые позже были развернуты в Ираке и Афганистане.
И все эти действия на начальном этапе встречали повсеместное одобрение со стороны населения, хотя за несколько лет до теракта большинство американцев выступали против участия США в любых вооруженных конфликтах.

ЮК: – Видимо, помня трагический опыт в Сомали в октябре 1993 года?

МД: – Да, но страх и истерика, которые овладели Америкой после 11 сентября 2001 года, позволили, по сути, манипулировать общественным мнением в угоду интересам части элиты, втянуть американский народ в войну.

ЮК: – Но ведь ненадолго?

МД: – А когда через несколько лет страхи отступили, «отмотать кинопленку назад» уже было нельзя. И почти два десятилетия американцы выступали против участия страны в военных действиях на Ближнем Востоке, но к их мнению почти не прислушивались по причине еще одного фундаментального изменения внутри американского общества. Через СМИ был продвинут лозунг «У патриотов секретов нет».

ЮК: – Точно так же принимали у нас «законы Яровой»?

МД: – «Законы Яровой» - это копия (адаптация в России) «Патриотического пакта» Буша-младшего. Уже в конце октября 2001 года президент Буш подписал одобренный Конгрессом «Патриотический акт» – «Закон, объединяющий и усиливающий Америку», предоставляя необходимые механизмы для выявления и предотвращения терроризма. Этот акт, по сути, развязал руки американским спецслужбам. Если до этого им требовалось судебное одобрение на проведение оперативных мероприятий, то с принятием «Патриотического пакта» подозрение в терроризме дало право, минуя судебное обоснование, вести слежку и другого рода давление на «потенциальных террористов». Этот новый инструмент в руках спецслужб привел к тотальной слежке за подавляющим числом американцев – фактически уничтожив свободу личности.

ЮК: – И каково было сопротивление американцев? И было ли?

МД: – Народ «родил» Сноудена, Ассанжа и Викиликз. И если бы не действия Сноудена, то слежка и давление на население угрозой терроризма приняли бы такие масштабы, что в США полностью уничтожили бы демократический институт «тайна личной жизни и переписки», тем самым нанесли бы удар по остальным демократическим институтам.

ЮК: – Как это «экспортировалось» в Европу?

МД: – До Европы наступление на демократию докатилось в 2014-2015 годах. Тогда «борьба» США с терроризмом привела, по сути, к «Арабской весне». И череда революций на Ближнем Востоке и частично в Африке породила огромные потоки мигрантов в Евросоюз. Неорганизованность и неготовность принять огромное число беженцев привели к возрастанию страха у местного населения к мигрантам, росту преступности, деморализации значительной части европейской полиции.

ЮК: – Как следствие – всплеск террористических актов в странах Европы…

МД: – Да. И это, в свою очередь, позволило ввести в ЕС «плавающую цензуру» в СМИ. Была установка «минимум новостей о преступлениях, совершенных мигрантами», чтобы не накалять обстановку, избежать истерики и паники у населения. В значительной степени в ЕС в годы миграционного кризиса было попрано верховенство закона. Полиция и суды в ряде случаев отказывались от юридических действий в отношении мигрантов. И каков итог по данным работы комиссии Европарламента за 2016-2017 годы: в ЕС произошло заметное размежевание общества по национальному признаку и сокращение личностных свобод фактически вполовину от ранее существовавших.

И когда Евросоюз начал бороться со сложившейся ситуацией, случилась пандемия, которая законсервировала все процессы, и положительных тенденций внутри ЕС на сегодняшний день очень мало.

ЮК: – Все тобою сказанное, хотя и простым языком и «без заумностей», но все же иллюстрирует, что страх, порожденный трагическими процессами, способствует отказу от демократии в угоду безопасности?

МД: – Но безопасность подобными действиями не достигается. И в Европе и в США уровень различных терактов остается прежним, а иногда и превышает его. А вот уровень свобод падает. Господствующий класс усиливает свои позиции, а простой народ теряет.

ЮК: – Матиас, как ты считаешь, ковидной статистикой манипулируют? Тезис «В воп-росах национальной безопасности нет места демократии» – это истерика отдельно взятой женщины или сознательный «вброс»? Да и вообще, управляема ли эта истерика? Согласен ли ты с тезисом «Кто готов пожертвовать насущной свободой ради кратковременной безопасности, не достоин ни свободы ни безопасности»?

МД: – У меня есть мнение на этот счет, но давай спросим, например, у читателей «Голос труда» и altkprf.ru, давай спросим народ, развернем дискуссию на страницах нашей газеты, на сайте и вообще в традиционных СМИ и новых медиа.

Юрий КРАСИЛЬНИКОВ, Матиас ДЕНИЦ, г. Барнаул

Назад ко всем новостям
Подписывайся на свежие материалы

Отправляя данные вы соглашаетесь сПолитикой конфиденциальности

Материалы по теме

Пятилетка за три года
29 июля 2022
Специальный репортаж «За СССР»
28 июля 2022
Подсчитана численность среднего класса в регионах РФ
28 июля 2022
Бедных пенсионеров не бывает?
5 июля 2022
«Донбасс и мы»
5 июля 2022
О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием
30 июня 2022
К Дню памяти и скорби
22 июня 2022
ДЭГ уже в Сибири
17 июня 2022
Праздник политического кризиса
17 июня 2022
Олег Смолин: Образование - не услуга, учитель - не слуга
9 июня 2022