Депутаты КПРФ задали вопросы и выступили на правительственном часе в Госдуме

15 июня в Госдуме состоялся правительственный час с участием Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Александра Александровича Козлова. Ему задали вопросы и выступили депутаты фракции КПРФ.

Козлов А. А., Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации:

Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги!

В начале своего доклада хотел бы поблагодарить всех депутатов, с которыми мы отработали на фракциях и в комитетах в течение всей прошлой и этой недели. Благодарю за конструктивный диалог, за предложения, за идеи, которые вы озвучили, ведь вы работаете напрямую с избирателями и для нас это очень важно. Вместе мы все сделаем. И я уже дал соответствующее поручение своим заместителям и руководителям департаментов и подведомственных учреждений.

А теперь непосредственно к теме доклада. Чем Россия отличается от мира? Тем, что у нас недра по Конституции принадлежат народу. Поэтому поиск новых полезных площадей и месторождений - это полномочие государства. И наша главная функция - искать ресурсы и выводить их на аукционы, когда они действительно нужны стране. Отсюда четыре направления, о которых сегодня я расскажу подробнее. Это доходы государства, экономическая безопасность, социально-экологическая ответственность и внедрение новых подходов в работе.

Первое, доходы государства. Недропользование - это фундамент российской экономики. По данным Росстата порядка 40 процентов консолидированного бюджета страны - доходы от минерально-сырьевого комплекса. Кроме того, по итогам прошлого года отрасль предоставления услуг в области добычи полезных ископаемых выросла на 17,6 процента.

Это сервисные услуги, которые заказывают недропользователи, бурение, сейсморазведка, исследование скважин и прочее.

Вообще разведка и добыча - точка роста большинства отраслей экономики и, естественно, драйвер развития регионов. Как пример, создание медных кластеров мирового масштаба в районе Малмыжского месторождения в Хабаровском крае и Удоканского месторождения в Забайкальском крае изменит и диверсифицирует экономику этих регионов на долгие десятилетия.

Геологические предпосылки для создания подобных кластеров есть во всех регионах. Например, золотоносный Кючус в Якутии, помимо доходов от месторождения в регионе появится атомная электростанция. Это было спецусловием лицензии по результатам аукциона. Или поиск углеводородов в Чеченской Республике, буквально в выходные был в регионе и разговаривал с главой о том, что когда найдём нефть, то для региона это будет совершенно иной вектор развития.

С этого года федеральное финансирование на геологоразведку увеличено. Подчеркну, начальный этап - это самый сложный и несёт огромные риски, поэтому на себя эту ответственность берёт государство. 18,6 миллиарда рублей выделяем по двум нашим программам на этот год.

Кроме того, на 12 миллиардов рублей обновим технологические мощности институтов Роснедр и компании "Росгеология", она 100 процентов принадлежит государству, которые выполняют геологоразведочные работы от лица государства. В итоге проведём поиск углеводородов на 34 объектах и твёрдых полезных ископаемых на 58 объектах.

Подчеркну ещё раз, что это только на этот год. Много это или мало? Конечно, мало. Бизнес сегодня уже вкладывает порядка 450 миллиардов рублей, чтобы найденные нами ресурсы стали запасами, и скоро спрос превысит предложение, и государственные работы не смогут покрыть эту разницу. Поэтому мы и предлагаем пустить частные инвестиции в ранние этапы геологического изучения, но при одном условии - чтобы государство получало всю геологическую информацию в полном объёме. Недропользователи готовы вкладывать в это деньги, я об этом докладывал Владимиру Владимировичу на Восточном экономическом форуме в сентябре прошлого года.

Кроме того, мы предлагаем разрешить продавать поисковые лицензии, сейчас закон это ограничивает. Продажа лицензии, но не самой компании, позволит быстрее осваивать перспективные объекты, потому что команда геологов и инвесторов - разные люди.

Поисковикам интересно находить, а заниматься привлечением инвестиций, добычей - пусть будут другие специалисты. Сейчас, к сожалению, в законодательстве это невозможно.

Поправки в закон о недрах по двум перечисленным инициативам готовы. 26 мая мы их внесли в правительство. Поэтому ждем, что скоро они поступят к вам на рассмотрение, и в свою очередь, просьба большая поддержать.

Второе направление - экономическая безопасность страны. Запасы природных ресурсов - это гарант российских интересов. Мы обладаем ресурсами и запасами всех известных полезных ископаемых: углеводороды, уголь, черные, цветные и благородные металлы, нерудные полезные ископаемые.

По запасам и добыче многих из них Россия находится в группе мировых лидеров. Обеспечено полное воспроизводство по основным видам. Например, прирост запасов природного газа полтора триллиона кубических метров при добыче 662 миллиарда кубов, никелем прирастаем на 912 тысяч тонн при добыче в 307 тысяч тонн, золотом на 649 тонн при 430 добываемых.

Неполное воспроизводство у нас по таким полезным ископаемым, как, например, марганец, хром, титан, при том что запасов этих видов у нас достаточно. Их было выгоднее импортировать, спрос российской промышленности маленький, и рентабельность добычи была низкая.

Сейчас же экономические условия изменились, и мы уже смещаем акценты в геологоразведке на импортозависимые виды сырья. В этом году начнем поисковые работы на титан, хром, марганец и графит.

Для действующих месторождений принимаем точечные меры поддержки, чтобы стимулировать добычу.

Поддержали налоговой льготой единственное в стране предприятие по добыче молибдена в Хакасии.

Разработали нормативную базу, которая позволит извлекать полезные компоненты, например, литий (он важен для нашей страны, он завозится сегодня) при освоении разведанных месторождений промышленных подземных вод. Это касательно Иркутской области.

Но одна из самых значительных мер поддержки, это, конечно, новая методика по разовым платежам. Например, по двум крупнейшим месторождениям лития в Мурманской области платеж был 14,2 миллиарда рублей. Конечно же, желающих на литий просто не было, при отсутствии инфраструктуры, электроэнергии и сложности логистики.

Сейчас же платеж снизился до 400 миллионов рублей. И мы видим на площадке Минпромторга, как такая компания, как "Росатом", полностью готова и изъявляет желание зайти на это месторождение, начинать его разведывать и добывать.

Или Новоялтинское месторождение железных руд в Оренбургской области. Платеж с 3,5 миллиарда рублей упал до 600 миллионов рублей, и шансы на добычу многократно возросли. Деньги, которые бы компании вложили в разовый платеж, теперь пойдут в инвестирование ускоренной разведки этих месторождений.

Совместно с Минпромторгом и Минэкономразвития определяем средние и долгосрочные потребности отраслевой промышленности в сырье. К 1 июля будет готов перечень дефицитного сырья. Я докладывал, он не обновлялся последние 26 лет. Перечень станет больше, он вырос с 29 позиций до 55 видов.

Для чего он нам нужен? Для того чтобы в новой стратегии развития минеральной сырьевой базы страны, которая будет готова к 1 сентября, расставить приоритеты по геологоразведке и добыче в следующих периодах. Наша страна должна быть самообеспечена всеми полезными ископаемыми и исходить не из рентабельно или нерентабельно, а из того, что это просто нужно. И уже сейчас скажу, что большое внимание в стратегии будет уделено воде, это в действительности национальный вопрос.

Я уже говорил про промышленные воды в контексте извлечения лития, но всё же главный ресурс - это питьевая вода. На сегодняшний день в стране выдано 52 тысячи лицензий на поиск и добычу питьевых и технических подземных вод. При этом почти 80 процентов этих лицензий на федеральном уровне мы не видим, так как с 2014 года полномочия по их выдаче переданы регионам. С этого же года благодаря поправкам в закон "О недрах" (я о них расскажу чуть позже) все субъекты обязаны погружать свои данные о лицензии (и архивные тоже) в федеральную автоматизированную систему лицензирования недропользования. В частности, на основе этих данных мы создадим общегосударственный реестр питьевой воды. В нем будут собраны все базы данных о лицензиях, запасах, уровнях добычи и самое главное - уровнях потребления. Мы сможем оперативно контролировать рациональное использование водных ресурсов, просчитывать потребности и перераспределять наши силы и деньги по поиску воды на определенные регионы, которые нуждаются в этом.

Прототип цифровой платформы уже разработан, пилотным регионом, на котором мы его отработали, стала Тульская область. Следующими пилотными регионами будет Калужская область, Ставрополье и Чеченская Республика. Эти регионы отличаются друг от друга по наличию водных объектов, по распределению лицензии. До конца года платформа будет полностью готова, чтобы уже в 2023 году принять необходимые изменения в законы. Мы ожидаем, что потребуется изменить Водный кодекс, закон о водоснабжении и добавить полномочия Роспотребнадзору и Минприроды. В 2024 году единый реестр заработает полномасштабно.

Норма запасов питьевых подземных вод на человека 220 литров в сутки. В нашей стране обеспеченность неравномерная. На севере превышает 500 литров, а на юге может не дотягивать и 100 литров. Недостатки компенсируются поверхностными водами, но они не везде есть, и качество их разное. Поэтому мы усиливаем геологоразведку поземных источников. В этом году приступаем к поискам воды в Карелии, Калмыкии, Камчатке, в Бурятии, в Чеченской Республике, ХМАО, Хабаровской, Калининградской, Астраханской, Курганской, Амурской, Еврейской и Иркутской областях.

И еще пару тезисов про экономическую безопасность страны. Я подписал приказ, мне согласовали это сделать в правительстве, который ограничил вывоз иностранного геологоразведочного, добычного и лабораторного оборудования. А то многие ринулись вывозить это оборудование за пределы нашей страны, особенно компании с иностранным капиталом.

За три месяца мы выдали только 16 разрешений на вывоз, 70 отказали, еще порядка 400 заявок сейчас на рассмотрении. Все разрешения и запреты мы согласовываем с коллегами, и я вам обещаю, что это всё будет трактоваться в пользу государства.

Кроме того, ведём совместную работу с Минпромторгом по программам импортозамещения в геологоразведке. Цель - уход от высокой доли иностранного оборудования в отрасли. Мы консолидировали информацию с нашими недропользователями, выделили 510 позиций. Геологоразведка и добычное оборудование - 176 позиций, техника по добыче и обработке - 224 позиции, специальное программное обеспечение, очень важный момент, - 74 позиции. И ключевое то, что мы видим сегодня, железо мы можем сделать, но важный момент - это микроэлектроника, потому что всё это оборудование работает в очень тяжёлых условиях под большими нагрузками и давлениями, и нам здесь нужно помочь по микроэлектронике и от наших коллег с Минпромторга.

Наше предложение по защите у вас 21-го числа будет рассмотрено, наше предложение по защите отечественных компаний, чтобы обезопасить российских партнеров от случаев, когда иностранцы прекращают свою деятельность в совместных проектах, из состава лиц, которые могут получить в России лицензию на пользование недрами, нерезиденты исключаются. Всё очень просто: хочешь работать с российскими недрами - зарегистрируй российскую компанию. Просьба большая поддержать это предложение, которое будет рассмотрено у вас.

И третье направление - социально-экологическая ответственность. Это очень важно о том, что мы оставим будущим поколениям. Согласитесь, совсем не хочется, чтобы нашим детям и внукам достались загубленные земли.

Все недропользователи теперь обязаны приводить в порядок территорию после прекращения срока действия лицензии. До этого года в законодательстве был правовой пробел, которым пользовались недобросовестные компании и как результат - не устраняли вред, нанесенный окружающей среде. Например, шахты Кизеловского угольного бассейна (Пермь), тлеющая шахта "Ачминдор" в Хакассии или "Сангарская" шахта в Якутии. Отныне даже если срок действия лицензии подошел к концу, или лицензия досрочно отозвана, в обязанность экс- недропользователя вменяется приведение в порядок территории, а значит, контролирующие органы смогут привлечь его к ответственности. Мне кажется, это очень важное решение, которое мы в прошлом году приняли и в этом году уже начнем реализовывать.

Нефть. Увеличили административную ответственность за нарушение требований по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Тот яркий пример одной из наших крупных компаний, который заставил посмотреть на законодательство иначе, и эти решения были приняты. Это штраф до 1 миллиона рублей и, самое главное, максимально, и это важно, приостановление деятельности до полутора месяцев, а чтобы предотвращать и знать, как оперативно реагировать на нефтеразлив, каждое соответствующее предприятие должно до 2024 года разработать планы предупреждения и ликвидации разливов и, самое главное, финансово их обеспечить всеми денежными источниками внутри компании.

Уголь. После трагедии на шахте "Листвяжная" по поручению президента угольные шахты попали в наш "усольский" закон. Это важнейший экологический закон современности, и я благодарен тем людям, которые голосовали, помогали нам писать, спасибо депутатам, который обязал собственников предприятий восстанавливать окружающую среду после завершения хозяйственной деятельности. Закон распространяется на объекты первого, второго класса и угольные шахты. Теперь все их владельцы обязаны иметь планы ликвидации экологического вреда, сметы и деньги под этот план.

Много вопросов поступает от губернаторов: что приоритетнее недра или экология? Особенно это актуально по золотодобыче. И главы регионов заявляют, что нужно менять федеральное законодательство.

Но я хотел бы привести конкретный пример - Камчатка. Когда-то давно в районе нерестовых рек выдали лицензии на россыпи. Конечно, это неправильно, золото можно будет добывать в других регионах, эти 20 тонн на Камчатке не изменят золотовалютный запас нашей страны, а вот нерестовые реки, мы их уже никогда не вернем. И мы договорились с местными властями, с компаниями, Ирина Анатольевна Яровая вместе с нами участвовала, лицензии отозвали, а на нерестовые реки наложили режим особо охраняемой природной территории, чтобы уже ничто... никто не посягнул на эти места. То есть по закону уже сейчас можно всё контролировать и регулировать, самое главное, было бы желание.

Не забываем и климатическую повестку. С 1 января появилась возможность строительства и эксплуатации подземных сооружений для захоронения CO2. В прошлом году эта тема очень часто обсуждалась, особенно по линии Минэнерго. Мы всю законодательную базу привели в порядок, и это очень важно в условиях перехода нашей страны на углеродную нейтральность, о котором мы заявили, в том числе на форуме в Глазго. Уже поступило восемь заявок, и мы начинаем работать дальше с нашими компаниями.

Четвертое направление - новые подходы в работе. Чтобы отрасль продолжала свое развитие, мы совершенствуем ее управление. Так, этот год стал началом комплексных изменений в сфере недропользования.

За принятие глобальных поправок в Закон "О недрах" в апреле прошлого года хочу поблагодарить всех, уважаемые депутаты, кто участвовал в этой работе. К слову, во исполнение закона мы на своем уровне приняли еще 34 нормативно-правовых акта.

Что мы теперь имеем? Больше нет бумажных аукционов, только электронные, это прозрачность и отсутствие человеческого фактора. То есть уже никто не может позвонить условному чиновнику и попросить за ту или иную компанию. К сожалению, таких ситуаций было много, и мы их пресекли.

У всех лицензий региональных и федеральных единый формат. А раньше у каждого региона был свой образец, и образец еще на вид недропользования. В цифру переведены все процессы, от подачи заявки до выдачи цифровой лицензии. Единый федеральный реестр вместо сотни баз для хранения информации о лицензии и проведении единых аукционов на одной площадке.

Совершенствуем и заявительный порядок. Уже в два раза сократились сроки получения поисковых лицензий, до 12 дней. Разрешили продавать право на первооткрывательство.

Заработал реестр недобросовестных участников аукционов, не уплативших разовый платеж. Это касается не только самих компаний, но и их бенефициаров. В реестр они тоже включаются. Пять компаний уже попали у нас в этот список.

Почему это так важно? Да потому что раньше это была целая коррупционная схема. Аукционы срывали, а добросовестные компании натурально шантажировали.

Иметь лицензию - это не только право, но и обязанность. Поэтому в Роснедрах мы создали сервис по мониторингу лицензий. Он нужен, чтобы контролировать ситуацию, выполняются ли обязательства, нет ли нарушений. Не Росприроднадзор с бумажными актами ждать, а спокойно в

федеральной информационной системе все видеть. Важно, у нас нет задачи забрать лицензию. Наша цель, чтобы недропользователи активно разрабатывали и развивали ресурсную базу. Теперь мы это видим в реальном времени. На сегодняшний день у 1 тысячи 353 лицензий выявлены нарушения из 22 тысяч имеющихся. Есть примеры, когда лицензии выданы больше 10 лет назад, и ничего по ним не сделано. По итогу Роснедра выдали уже 247 уведомлений о досрочном прекращении права пользования, а 253 лицензии уже отозваны.

О планах. Создаем электронный государственный кадастр месторождений и проявлений полезных ископаемых нераспределенного фонда. Сегодня он только на бумаге. Работу завершим до конца года. А в следующем году появится электронный государственный баланс запасов.

Я просто хочу привести пример. Сейчас это 17 бумажных томов. И, в лучшем случае, вся отчетность собирается к 1 мая, а в баланс страны поступает в августе. А это будет электронно, информацию по запасам мы будем получать уже к 1 января существующего года, то есть в режиме онлайн.

Я почему на этом так заостряю внимание? Это важно. Это база для расчета налога НДПИ, чем быстрее мы её получаем, тем быстрее мы можем выставлять и, соответственно, получать доходы в бюджет Российской Федерации.

Налоговые льготы для проектов, нацеленных на добычу трудноизвлекаемых запасов.

В конце мая по итогам поездки в один из наших субъектов мы создали рабочую группу, которая занялась разработкой классификации трудноизвлекаемых запасов и их финансово-экономической модели. Налоговое стимулирование позволит сохранить предприятия, которые работают на выработанных месторождениях, ведь за счёт большинства из них живут целые города, например, такие как Сургут, Норильск, Ноябрьск, Уренгой, Кировск и другие. Просто очень важный момент. В 70-е года, когда туда приходили нефтяные компании, создавали структуру, там города по 600 тысяч людей живёт, нефть на примере гранёного стакана составляла 80 процентов, 20 процентов воды. Сейчас 20 процентов нефти, 80 - воды, а в перспективе 96 процентов воды, 4 процента нефти. Если эти компании уйдут, то эти города ждёт судьба Воркуты. Вот наша задача не допустить и поддержать эти предприятия, чтобы они работали по трудноизвлекаемым. А мы прогнозируем сегодня, что 30 процентов запасов нашей нефти как раз будет уже отнесено к этому классификатору. Это очень важное решение для этих регионов. И мы готовы подготовить эту нормативную базу и предоставить уважаемым депутатам на рассмотрение.

Работаем над снижением сроков, особенно по инертным материалам. Такое решение было принято на штабе у Марата Шакирзяновича Хуснуллина. Хотим довести до 30 дней срок от подачи заявки до лицензии на разработку карьеров. Я напомню, это сейчас полномочие субъектов, но есть определённая процедура согласования. За счёт чего мы хотим снизить? Например, согласование с ФОИВ и нашими определёнными службами занимает 125 дней. Мы договорились, что это согласование должно быть 10 дней. Это, конечно, будет революция. И опыт у нас по значительному сокращению такой имеется, мы в рамках строительства Восточного полигона в ручном режиме смогли снизить с 270 дней до 70 дней. И вот, к сожалению, вот здесь нужно нам поработать с коллегами из Минобороны и ряда ещё других ведомств для того, чтобы позволить это делать.

Важный вопрос - "одно окно" при лицензировании недр. Стремимся к этому. Мы изучили всю цепочку, как недропользователь получает лицензию. В итоге на все согласования по смежным природным объектам (это лес, вода, ОПТ) он тратит в среднем 573 дня, почти два года.

Мы посмотрели, где можем сократить сроки, ужаться, и вышло примерно максимально можно эту работу делать за 100 дней.

Все заинтересованные ведомства собраны в одну группу. Задача - уже в этом году интегрировать в базы данных и предоставлять услугу по принципу "одного окна". Это очень важно, мне кажется, для развития нашей экономики, нашей страны.

Хотелось бы сказать, что каждому времени свои решения и это время, в том числе, тоже пришло.

И в конце доклада хотел бы сказать, что показатели нашей госпрограммы "Воспроизводство и использование природных ресурсов" достигли 96,7 процента. Эффективность нашими коллегами оценена высоко. Думаю, Михаил Валентинович Романов об этом расскажет подробнее.

Единственное, хотел бы сразу прокомментировать, почему мы не достигли 100-процентного выполнения при поиске нефти в Арктике. Это такой показатель у нас существует, он сегодня выполнен на 50 процентов единственный, мы просто нашли на этом месте газ, поэтому у нас такой большой ..., но это тоже неплохо, я считаю.

Спасибо за внимание. Доклад закончен.

Левченко С. Г., фракция КПРФ:

- Уважаемый Александр Александрович, я вам две недели назад направлял уже запрос, так что я надеюсь, что вы в курсе дела более расширенно, чем позволяет время на то, чтобы задать этот вопрос, речь идёт о Байкале.

У нас на сегодняшний день шесть сроков сорвано поручения президента 1818. Отданы на... стопроцентная предоплата в прошлом году, за работу в прошлом году, и работа не сделана. В этом году, несмотря на то, что официальный руководитель подрядчика написал вам, что он практически отказывается делать эту работу, не может обеспечить ваш приказ 83, вы с ним три недели назад опять заключаете договор по, значит, сбросу шламовых вод. Эти деньги переходят в карман... (Микрофон отключён.)

Козлов А. А.:

- Уважаемые коллеги, это два важных объекта для нашей страны, по которым приняты, наконец, решения, и я расскажу кратко, что делается.

Напомню, есть важный объект Усолье-Сибирское, бывший комбинат, там одно из структурных подразделений Росатома согласилось идти в этот проект с нами. О чём мы с ними договорились?

Первое. Они должны сделать до 27 ноября текущего года проектно-сметную документацию. В рамках этой проектно-сметной документации планируется большой объём - убрать "Усольехимпром", это шламонакопители, коллектора, косы, и так далее. Мы ждём от них ПСД. Обещают в августе выйти, чуть раньше, чтобы прицениться, мы задачу им эту поставили, чтобы успеть заявиться дополнительно в финансирование в бюджет 2023-2024 годов, потому что суммы там будут очень большие.

Кроме этого, идёт подготовка ПСД на загрязнённую территорию, на нефтяную линзу, она очень важная, потому что на границе прямо с Байкалом находится. Также работу они планируют закончить в те сроки первичные, которые я назвал. Деньги дали на снос зданий, 204 здания они должны снести, от этого бывшего комбината, шесть зданий снесли, эту работу продолжают.

Это Усолье-Сибирское. БЦБК. Также коллеги из Росатома с нами в этой работе участвуют. Должны подготовить до 7 ноября проектно-сметную документацию. Ждем результат этой работы. Это по Солзанскому полигону.

А по полигону Бабхинскому - такой же срок. Мне нужно ПЗД. Ну, у меня сегодня часть денег небольшая есть, примерно 15 миллиардов рублей зарезервировано из штрафа Норникеля в Минфине. И по первому проекту, по Усолье-Сибирскому 14 миллиардов. Нам начать хватит.

Мы попросили коллег сделать этапами, чтобы какую-то работу они начали. Но ключевое - проектно-сметная документация и технологии, которые они, в том числе сейчас пересматривают, с учетом сложившейся обстановки. Потому что коллеги, которых мы ждали, технологи, нам их не дают, а таких своих в стране нет, поэтому никогда не делалось.

И очень... коллега об этом не сказал, у нас еще большая такая же стройка в Ленинградской области. Мы начали уже там тоже с Росатомом. То есть три больших проекта. Ну, чтобы пример был - там ямы до 70 метров доходят, там с 50-х годов сливали со всей страны всю химию, всё, что там неизвестно. Вот сейчас пытаемся как-то понять, как это утилизировать.

Но самое главное - занимаемся проектно-сметной документацией.

Михайлов О. А., фракция КПРФ:

- Уважаемый Александр Александрович! Уважаемые коллеги!

В 1994 году на территории Усинского района Республики Коми произошел нефтеразлив, попавший в Книгу рекордов Гиннесса как крупнейший разлив нефти в истории, когда-либо происходивший на суше. В результате прорыва проржавевшего нефтепровода на поверхность попали сотни тысяч тонн нефти, которая отравила огромные территории, реки и попала в океан.

К сожалению, с тех пор мало что изменилось. В Республике Коми происходит от 500 до 1 тысячи нефтеразливов в год, а в целом по стране - от 8 до 13 тысяч аварий в год. При этом до 96 процентов всех прорывов происходит по причине коррозии старых нефтепроводов. В настоящее время в российском законодательстве не содержится ограничений по сроку службы нефтепроводов, и хотя эксплуатируемые нефтепроводы подлежат экспертизе промышленной безопасности, большая часть нефтеразливов происходит на участках, успешно прошедших экспертизу. Я уже не говорю о том, что ущерб от загрязнения рек нефтью уходит в федеральный бюджет, а не тем, кто пострадал от разливов.

Но, может быть, пришло время законодательно ограничить срок эксплуатации старых ржавых нефтепроводов и добывать и транспортировать нефть безопасно?

Козлов А. А.:

- У меня есть предложение. Сама труба, она находится под надзором коллег из Ростехнадзора. Но я в своем докладе об этом упомянул.

Мы хорошо поработали, пример Норильск этому был, как подтолкнул всех, изменили закон об административном кодексе и по нефтеразливам. То есть у нас есть теперь санкция - штраф и, самое главное, приостанавливать работу до полутора месяцев.

Значит, мы берем конкретные примеры от вас, смотрим, как работают инспектора на местах и задаем вопрос: а что они сделали, используя существующее законодательство, в отношении этих компаний, ну и с привлечением Ростехнадзора. И даем правовую оценку деятельности этих должностных лиц на местах, потому что в принципе, ну, руководству можно, возьми и приостанови на полтора месяца работу этого нефтепровода, и сразу и труба найдется, и всё найдется.

Спасибо.

Матвеев М. Н., фракция КПРФ:

- Александр Александрович, у нас в России достаточно строгие экологические нормы, но низкие штрафы, а в Европе, как правило, это наоборот. В результате что мы имеем? У нас, допустим, в Самарской области два национальных парка - "Самарская лука" и "Бузулукский бор", у обоих в границах огромные свалки, которые регоператор не вывозит. Более того, если говорить о селе Рождествено, где "Самарская Лука", он в зимний период его ещё и накапливает, потом всё это вместе со снегом, с талыми водами тает, попадает в Волгу, там вся таблица Менделеева.

Почему, на ваш взгляд, вот такая проблема с ликвидацией свалок, по крайней мере, в границах национальных парков?

И второе. Цветут реки, зеленые водоросли, Волга, малые реки, основная причина - азотно-фосфорные удобрения, которые в Европе запрещены. Для того чтобы их убрать, нужны реагенты, но реагент стоит в пять раз дороже, чем штраф заплатить. Что с этим будем делать? Штрафы и экологические нормы, как вы планируете их отрегулировать?

Козлов А. А.:

- Первое. Мне кажется, вопрос, связанный с системой административных штрафов на вопрос результата, он назрел не только по системе Министерства природных ресурсов, то есть пропорционально соответственности. То есть мы хотим денег заработать со штрафа или все- таки достигнуть, чтобы результат был?

И вот здесь та практика, которую я привел по нефтеразливам на приостановку на полтора месяца, мне кажется, надо подходить из этой логики. Потому что это, если поднять законодательство не только этой тематики, и другой... Там, допустим, тебе нужен вовремя КамАЗ на определенную ситуацию чрезвычайную, должны предоставить, который стоит на учете в определенном органе, а тебе его не дают, тебе штраф 10 тысяч. Мне же КамАЗ нужен будет в это время, а не 10 тысяч. То же самое и в нашей ситуации. Я считаю, что надо в законодательство вставить из логики того, что не штраф, а именно добиваться цели.

Что касается системы ООПТ, которую вы упомянули. В действительности система, ну, на коленях, на коленях в полном образе. То есть должного внимания к ней, с точки зрения фонда оплаты труда, ее развития, она не была на должном уровне, и в том числе те свалки... Вот, например, простой пример, мы вроде как получили сегодня поручение, 191 объект убираем в муниципалитетах, и как сапожник без сапог, администрируем национальные парки, а финансирование строчки на уборку свалок внутри нет. У нас в основном только эта сетевка и так далее.

Мы себе поставили задачу, этот год мы посвятили математике, все считаем, все готовим и идем в Минфин, чтобы наши коллеги все-таки оценили важность. Понимаем, что суммы, наверное, будут немалые. Потому что я вот в Ялте был, тоже нацпарк достался, свалка там 8 гектар лежит. Там ту Самарскую вы привели, поверьте мне... То есть коллеги, которые живут в регионах, они не делят по зонированию, нацпарк это или еще, там куча населенных пунктов, то есть это не заповедники, это в заповедниках ничего не должно быть. А нацпарки - это субкультура, которая... ну, сожительствуют вместе, в том числе... Там просто надо увеличивать финансирование и в том числе губернаторам помогать и привлекаться.

Потому что если для него это место отдыха для всего населения, где они приезжают, смотрят на живность, на растения, и так далее, то надо тоже подключаться. Ну, и соответственно мы когда придём с заявкой на бюджет 2023-2024 годов, мне кажется, справедливо этот вопрос задать и нам, и коллегам из Минфина, где и когда нас поддержат.

Лебедев О. А., фракция КПРФ:

- Уважаемые коллеги, Россия располагает одной из крупнейших минерально-сырьевых баз в мире и занимает ведущие позиции по запасам углеводородного сырья - угля, железных руд, благородных металлов, а также большинству важных видов неметаллического сырья. Это создает прочную основу, как для бюджета, так и для развития экономики страны.

И вот в этой связи фракция КПРФ всегда выступала за рациональное использование природных ресурсов во благо всех граждан России, в том числе за принятие комплексных мер, направленных на повышение эффективности разведки и добычи полезных ископаемых, в целях обеспечения устойчивого развития страны.

Что для этого нужно? Первое - опираться в рассматриваемом секторе экономики на собственные силы.

Недопустимо, чтобы конкурентоспособность отечественных геологических компаний зависела от поставок импортного оборудования и программных средств. Это устойчивость нашей металлургии, химической, атомной, медицинской промышленности.

Из этого вытекает второй вопрос: всё еще недостаточная изученность наших недр. В основе информации о наших недрах лежат геологические карты, современным высокотехнологичным геологическим картированием сегодня охвачена часть территории в отличие от крупнейших экономик, обладающих почти полной информацией о своих недрах.

При этом без достоверной геологической информации невозможны эффективные инвестиции в поиск, разведку и разработку месторождений. Цена ошибочных решений, принятых на основе неполных или некачественных исследований, может выражаться сотнями миллиардов рублей. Как отмечалось в докладе, сегодня фиксируется прирост ресурсов, запасов многих полезных ископаемых. Но вместе с тем рост запасов обеспечен по большей части разведкой уже имеющихся месторождений с советского времени.

Изучение недр сегодня выполняется двумя взаимозависимыми секторами - государственным и коммерческим, которые в совокупности и образуют геологическую отрасль. Но всё-таки основная роль должна быть у государства. Необходимо увеличить вклад государства в геологическое изучение. В советское время именно государственное управление природными ресурсами обеспечивало мощный рост экономики.

Стоит отметить, что последние решения о допустимости деятельности по добыче полезных ископаемых только компаниям, зарегистрированным в России, стали своевременным шагом, потому что природные ресурсы должны работать на развитие нашей страны.

Следующим шагом должно стать увеличение финансирования геологического изучения её территории, а также постановка на строгий контроль эффективности использования этих средств.

При этом напомню, что фракция КПРФ неоднократно предлагала идти дальше и вносила законопроекты, направленные на перевод минерально-сырьевой базы России в государственную собственность. Системным же решением должно стать использование советского опыта организации работ по изучению естественных производительных сил. В чём он заключался? Эффективное развитие минерально-сырьевой базы в Советском Союзе гарантировалось планом, пропорции которого обеспечивали не только его выполнение, но и определяли возможность его перевыполнения.

В советское время геологические и гидрологические исследования велись с гармоничным опережением потребностей добывающей промышленности, тем самым была обеспечена возможность вовлечения разведанных запасов в производство без каких-либо задержек. В свою очередь геодезические работы также велись с опережением, для того чтобы районы перспективных геологических исследований были заблаговременно обеспечены картографической основой. И результатами вот многих этих и других исследований стало создание надежной ресурсной базы для роста советской экономики рекордными среднегодовыми темпами до 14 процентов в год.

Ключевыми же элементами успеха советской модели были разработанные под руководством Владимира Ильича Ленина принципы организации научной деятельности, которые превратили науку в могучую силу экономического преобразования, определили её ведущую роль в развитии народного хозяйства, получившего такой запас прочности, что служит стране до сих пор. Поэтому третье, на чем видится и необходимо сегодня заострить внимание, это научное обеспечение недропользования.

Сегодня также впереди должна идти наука, отвечая на возникающие в процессе развития отрасли вопросы как фундаментальные, так и прикладные.

Усилия должны быть направлены на широкое вовлечение в производство трудноизвлекаемых видов и источников углеводородного сырья, создание системы геолого-технологического доизучения и вовлечение в промышленное использование огромных объемов накопленных отходов горно-обогатительного производства. В нефтяном секторе важнейшая задача, решить которую без науки не представляется возможным, это повышение коэффициента извлечения нефти.

Четвертое. И четвертое - экологическая составляющая. Объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, связанный с добычей полезных ископаемых, остается существенным. Сохраняют остроту вопросы загрязнения атмосферного воздуха попутным нефтяным газом и продуктами его сжигания. В части негативного воздействия на водные объекты необходимо отметить чрезвычайную актуальность вопросов предотвращения и ликвидации аварийных ситуаций, сопряженных с загрязнением водных экосистем добываемым сырьем.

Логистическая инфраструктура - важнейший вопрос. И большое количество и протяженность трубопроводов требуют надежного обслуживания, в противном случае они становятся очагами экологического бедствия. Важные шаги в этом направлении были сделаны, когда созданы законодательные механизмы гарантированной ответственности недропользователей по надлежащей ликвидации и консервации горных выработок буровых скважин и иных сооружений, связанных с пользованием недрами. Но впереди еще очень много работы.

Уважаемые коллеги, следующим шагом после сегодняшнего обсуждения должно быть предметное рассмотрение вопроса развития переработки добываемого в стране сырья, потому что только отказ от сырьевой модели экономики, от экспорта сырья и продуктов первого передела в пользу производства и реализации продукции с высокой добавленной стоимостью обеспечит устойчивое развитие России.

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Козлов А. А.

- Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги!

Разрешите поблагодарить за эту возможность сегодня у вас здесь раскрыть эту очень важную тему - перспективы нашего недропользования, геологоразведки и вместе ее обсудить.

Это первое, за что хотелось бы сказать особые слова благодарности, и за тот 123 закон, который в прошлом году, в апреле месяце, вы нас поддержали, и сегодня мне было, что сказать, и самое главное, мы поставили перед собой планы вперед.

Во всех ваших докладах я услышал подтверждение правоты своей работы и своей команды в следующем. Первое, что геологоразведка требует определенного, пристального внимания в нашей стране. И то внимание, которое мы предлагаем увеличить, это с точки зрения допустить в региональную геологоразведку бизнес, о чем докладывали Владимиру Владимировичу на Восточном экономическому форуме, в ваших докладах это звучало, законодательство мы подготовили, и скоро мы придем к вам, и вы нас поддержите, я уверен, потому что это звучало в ваших докладах.

Второй не менее важный вопрос - это трудноизвлекаемые запасы. То есть это те проекты, те города, те месторождения, которые требуют особого внимания с точки зрения Налогового кодекса, Министерства финансов и нас как людей, которые переживают за эту отрасль. Тоже я понимаю из сегодняшнего общения о том, что нас ждут здесь. И мы с этим законопроектом придем в ближайшее время.

На что бы хотело сь обратить внимание. Здесь было много сказано про дефицитные группы наших ресурсов. Я вас хочу заверить о следующем. Дефицитных ресурсов у нас по запасам от 60 до 100 лет, по всей группе, которую вы перечисляли, и по титану, и по хрому и так далее. Самый главный вопрос, который стоит сегодня перед нами, это промышленность, кому она нужна и в каких объемах. Отвечая на этот вопрос, мы будем доставать эти дефицитные ресурсы и запускать в оборот. На примере титана, который много здесь звучал, мы везем его из-за границы, здесь перерабатываем, потому что у нас здесь прокат, отвозим его за границу, и нам там его штампуют на изделия и обратно нам возвращают в виде крыльев от самолета или иных каких-то изделий. Это тоже имеет место быть.

Спасибо большое за работу. Будем также работать дальше, и стараться не подвести страну и вас всех как представителей наших избирателей. Спасибо большое.

Источник: kprf.ru

Назад ко всем новостям
Подписывайся на свежие материалы

Отправляя данные вы соглашаетесь сПолитикой конфиденциальности

Материалы по теме

Юрий Афонин: Советский опыт организации массового общедоступного санаторно-курортного отдыха должен быть востребован
15 августа 2022
Предотвратить ядерный коллапс!
11 августа 2022
Г.А. Зюганов: "Без дружбы и справедливости мы бы не существовали"
27 июля 2022
Юрий Афонин на «России-1»: Очернение советской истории началось с принижения роли Сталина в Великой Победе
25 июля 2022
Гарантировать экономическую независимость России!
22 июля 2022
Юрий Афонин: Экологическая катастрофа на Таймыре показала проблему износа производственных фондов
22 июля 2022
Юрий Афонин: Выборы – прекрасная возможность для пропаганды наших идей и укрепления партии
20 июля 2022
Про очередное ужесточение митингового законодательства
7 июля 2022
Г.А. Зюганов: "Взорванное образование травмирует детей и вызывает контузию всего населения"
29 июня 2022
Системный кризис капитализма, информационная война и задачи КПРФ в борьбе за социализм
28 июня 2022