Крестьянство как класс

Сегодня в кругах левых интеллектуалов достаточно распространено мнение, что со времен Советской власти у нас не существует крестьянства как класса, а сельское население представлено в основном сельскохозяйственным пролетариатом. На примере своего района топчихинский депутат-коммунист и фермер Вячеслав Лаптев пытается оспорить эту точку зрения.

Недавно на радио «Аврора» слушал полемику о современной деревне историка и педагога Евгения Спицына и главреда информагентства «Ледокол» Марка Соркина. Оба товарища сошлись во мнении, что на данном историческом этапе в России уже не существует крестьянства как отдельного класса. Если я правильно понял их аргументы, после победы советской власти и коллективизации основная масса крестьян получила новый социальный статус, став пролетариатом, занятым в агропромышленном комплексе, и сейчас таковых большинство в деревне. Позволю себе не согласиться с мнением уважаемых товарищей.

Я уже давно занимаюсь животноводством и по своему социально-классовому положению являюсь мелким буржуа, хорошо знаю ситуацию в деревне. Конечно, после утверждения советской власти крестьянство приобрело новый социальный статус и стало частью пролетариата. Но после крушения СССР ситуация быстро менялась, и крестьянство, как и буржуазия, в нашей стране возрождались.

Дело в том, что совхозы в одночасье стали ОАО или ЗАО. После этого сельхозпредприятия попадают в руки их бывших руководителей. Изначально положение рабочих этих предприятий не сильно поменялось. Печальным был тот факт, что новые собственники совхозов не собирались развивать полученные аграрные предприятия. Они их просто разграбили и распродали. Присвоив огромные средства, новая сельская буржуазия рванула в города. Пролетариат бывших совхозов остался без работы и средств к существованию.

Иначе ситуация развивалась в колхозах. Коллективные хозяйства сначала преобразовали в товарищества с ограниченной ответственностью, а позже в сельскохозяйственные производственные кооперативы. В этих хозяйствах каждый бывший колхозник имел имущественный и земельный пай с правом отчуждения своей доли и выхода из колхоза. По сути, колхозы начали делить на отруба, образуя крестьянско-фермерские хозяйства.

Первыми из СПК побежали главные специалисты, которые сидели в правлении, подговаривая к выходу самых несознательных и, как правило, пьющих пайщиков. «Спецы» и «алкаши» выходили из колхоза вместе, но земельные и имущественные паи последних практически моментально перешли в собственность первых. А потом эти несознательные пайщики, которые помогали растащить колхозы, лишились не только паев, но и работы. Думаю, что главные специалисты специально планировали выход таких людей, чтобы потом прибрать себе их собственность. Таким образом «спецы» получили лучшие земли и технику, а на предприятиях осталась наиболее изношенная техника и земля-неудобица. Сельхозкооперативы начали банкротиться, а выделившиеся первые пайщики скупали за понюшку табака землю и активы. Концентрируя брошенную совхозами землю, нанимая опытных специалистов, что обеспечило им стремительный рост своих предприятий в девяностые годы. Так формировалось новое кулачье на селе.

Новые хозяева села быстро поняли, что на их безбедную и счастливую жизнь хватит одного полеводства. И начали вырезать скот, а скотные дворы продавать на разбор. Из пропитанных аммиаком железобетонных изделий строили в городах дома и магазины на продажу.

Животноводство – процесс наиболее трудоемкий и там работали, мягко говоря, не самые одаренные люди. Чем жандармом стоять в коровниках и свинарниках круглый год или держать там вороватых душеприказчиков, проще покончить с этой нервотрепкой. Отработал сезон в полях – и махнул зимой по санаториям кутить. Так и жили в развлечениях лет двадцать.

А что же оставалось делать остальным людям в селе? Им достались от колхоза небольшие земельные паи, техника в виде металлолома да брошенные выпасы. А жить надо, детей учить надо. Вот люди и начали на дому животноводством заниматься. Вместо автоматизированных животноводческих комплексов с навозоудалением, автопоилками и кормораздатчиками мы, сельчане, вернулись в XIX век. Навоз лопатой чистим, воду ведрами носим, сено вилами раздаем. А коров доили вручную до конца 2000-х годов, пока в магазинах маленькие доильные аппараты не появились. Как бы сейчас сказали «эффективные менеджеры», произошел «отрицательный рост» производительности труда.

И как только люди купились на всю эту пропаганду? Колхозный трактор – это плохо, ибо он общий, а значит, ничей. Давайте его переплавим и раздадим каждому по лопате. Зато она будет своя собственная. Вот только радости эта собственная лопата никому не принесла. Ну что можно сделать на своем земельном пае с этой лопатой в руках? Ответ прост – отдать землю в аренду кулаку. Кулак, в отличие от СПК, гарантированно зерноотходы для скота даст. А если к кулаку в батраки пойти, то он по осени фуражом и сеном рассчитается. Тогда можно будет всю зиму на себя работать и скот кормить. Так и пошли батрачить люди за натуральный расчет.

Научно-технический прогресс не стоял на месте. Появились новые комбайны и технологии в растениеводстве. В 2010-х годах произошел гигантский скачок производительности труда и на смену советским «Енисеям» и «Нивам» пришли комбайны нового поколения. Один новый комбайн заменил семь старых. Семь мужичков из десяти остались не у дел. Кулаки меж собой конкурировали и передушили друг друга. В 1992 году в нашем Топчихинском районе было около 600 фермеров, а сейчас от силы 20 наберется. Да и тех теперь давят крупные агрохолдинги. Бывшие земли под сенокосами холдинги распахали и ввели в севооборот. Теперь люди, оставшиеся не у дел в селе, живут так: летом растят в огороде овощи и пасут скотину, кур держат – занимаются натуральным хозяйством для обеспечения пропитания, а зимой уходят на отхожие промыслы. Теперь это называется вахтой.

Подать (налоги) прямо или косвенно собирают с сельчан, хочешь ты того или нет. А если не желаешь платит, утаишь гроши, пристав приедет и научит «жить не по лжи». Земельный налог заплати, имущественный заплати, транспортный заплати... А как в деревне без машины? Больница только в районе, магазины, аптеки и все административные органы тоже в районе. Муниципальные автобусные парки распродали, и доехать до райцентра не на чем. Вот и приходится свою машину (или лошаденку) содержать. И чем сегодня житель деревни не податное крестьянство?

А если, например, такие как я фермеры имеют товарное хозяйство, выращивают свиней на продажу, то тут – как всегда: на одного с сошкой – семеро с ложкой. Налоги плачу прямые и косвенные. Единый сельхозналог, 6% с оборота, куча бумаг платных из надзорных органов. А по сути я такой же крестьянин, как и остальные, только середняк. Иногда нанимаю мужиков себе в помощь и мне не нужно пока что ездить с отходниками на заработки. Но современные тенденции ведут к тому, что и мне билет на поезд надо присматривать. Подзаконными актами нас, оставшихся животноводов с товарными крестьянскими хозяйствами, просто давят. По закону я вроде держать свиней могу, но благодаря подзаконным актам реализовывать мясо нет никакой возможности. Искусственно ограничивается рост нашего мелкого производства и поощряется деятельность крупных свинокомплексов.

Резюмируя, позволю себе не согласиться с товарищами Спицыным и Соркиным. Считаю, что они просто не владеют нужной информацией, чтобы делать выводы, актуальные на сегодняшний день. Крестьянство в России есть и, думаю, еще долго будет. Многие наши деревенские переехали в города, но я их как рыбак рыбака – издалека вижу. Еду в пригороде Барнаула, а там частный сектор разросся. Куча домов, перевезенных из деревень. Разбирают свои хаты и перевозят к городу поближе. А вокруг такого дома садик, огородик, тепличка и козочка перед домом привязана. Смотрю на это и думаю: не изжить, видать, из наших душ деревню. Деревня – это уже не место на карте, где люди когда-то жили, а образ жизни.


Вячеслав Лаптев, Топчихинский район

На фото: жители села Чистюнька почти совсем "износили"асфальт времен СССР

 

Назад ко всем новостям
Подписывайся на свежие материалы

Отправляя данные вы соглашаетесь сПолитикой конфиденциальности

Материалы по теме

Программа КПРФ на выборах в Алтайское краевое Законодательное Собрание 19 сентября 2021 года
23 июля 2021
Бийску нужен трамвай!
23 июля 2021
Целый район или город "исчез" в крае за полгода
20 июля 2021
Ю.В. Афонин на встрече с активом КПРФ и ее союзников в Горно-Алтайске: «В реальности на этих выборах будут бороться две силы – КПРФ и «Единая Россия»
19 июля 2021
Типичное "хождение по мукам"
19 июля 2021
Татьяна Грошева: "...чтобы не осталось в наследство огромная помойка"
19 июля 2021
Крайизбирком: "Заверен список кандидатов в депутаты АКЗС, выдвинутых краевым отделением КПРФ"
18 июля 2021
Кандидаты в Госдуму от КПРФ по округам в Алтайском крае предоставили документы в Избирательную комиссию
17 июля 2021
Юрий Афонин в Барнауле провел совещание с активом КПРФ и представителями союзных организаций
16 июля 2021
В "ковидный период" в регионе растет число экономических преступлений
15 июля 2021