Алтайское краевое отделение
КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Лицензия на навоз

Последние несколько лет российские фермеры, в том числе и наши земляки, борются с так называемым «налогом на навоз», который действует с июля 2016 года.

Аграрии убеждены, что излишние требования по обращению с отходами животноводства ставят под угрозу работу мелких сельхозпредприятий. С 2016 года навоз определяется нашим законодательством как «опасный отход», для его сбора и хранения необходимо получать лицензию. Нарушение новых законодательных требований ведет к большим штрафам. Но чтобы получить лицензию, надо изрядно потратиться на создание условий для спецхранения отходов (подстилать полиэтилен, создавать навозные лагуны и прочее), на специально оборудованный транспорт для их перевозки, а также на строго регламентированную утилизацию. Это привело к пикантным казусам – например, на коровьи или птичьи экскременты теперь надо оформлять паспорт, а для их транспортировки получать разрешение как на перевозку опасного груза, который, согласно нормативно-правовым документам, может быть использован в том числе в террористических целях.
Смех смехом, но владельцы ферм в России буквально задыхаются от навозных штрафов. Потратить несколько миллионов рублей на создание «правильной» инфраструктуры для обращения с отходами могут позволить себе только крупные агрокомплексы. И это справедливо, так как «отходные» объемы таких хозяйств действительно могут нанести ущерб природе – навоза столько, что есть реальная угроза его проникновения в грунтовые воды. А средним и особенно мелким хозяйствам, обеспечивающим до половины всего объема производства отечественного АПК, выгоднее свернуть дело, чем продолжать работать в ноль или даже в убыток из-за постоянных санкций от инспекторов Роспотребнадзора или Россельхознадзора.
Именно по этой причине сегодня мелкие предприниматели просто уходят с рынка – размеры ущерба достигают сотен тысяч рублей, что при годовом доходе таких хозяйств менее одного миллиона рублей означает неминуемую смерть бизнеса.
Более того, люди на местах жалуются, что штрафуют не тогда, когда навоз буквально стекает в водоемы, но и если отходы выкладываются на поля. В марте 2020 года проблему «навозного налога» обсуждали в Совете Федерации. Фермеры из Коми, Архангельской области, Удмуртии, Красноярского края, специально приехавшие в Совет Федерации на обсуждение вопросов обращения с отходами, рассказали: санкции накладываются и за то, что навоз «перекрывает плодородный слой почвы». Это звучит довольно странно для аграриев, кровно заинтересованных в том, чтобы коровяк удобрял пахотные земли. В итоге фермеры держат навоз «под замком» из-за страха нарваться на штрафы, а поля удобряют дорогостоящими химикатами (как правило, импортного происхождения).
Есть и другие, совершенно дикие с точки зрения аграрной науки случаи. В переписке фермеров с региональными органами надзора среди причин наложения штрафа приводится «превышение в почве содержания гумуса». Но люди от земли прекрасно знают, что именно увеличенная концентрация гумуса расценивается как безусловный плюс для повышения урожайности и позволяет причислять коровяк к категории наиболее действенных калийных и азотных подкормок посевных полей.
Согласно новой Доктрине продовольственной безопасности в РФ к 2025 году должно производиться не менее 90 процентов отечественного молока, мяса – не менее 80 процентов. До 2024 года объем экспорта российского АПК должен достичь 45 миллиардов долларов США в год.
Среди предложений решения проблемы – оставить штрафы лишь для крупных агропредприятий, где поголовье скота исчисляется несколькими тысячами единиц. Но Минприроды и надзорные службы, которые отвечают за защиту экологии в стране, пока стоят на своем: правила для всех едины. Фермеры, в свою очередь, предлагают вовсе убрать навоз и помет из категорий опасных отходов. А некоторые настаивают, что в законодательстве такие отходы надо определять как сырье – например, для производства удобрения, когда в навоз добавляются специальные бактерии. Средний фермерский бизнес, например, готов наладить такую переработку – при условии, что госбюджет будет субсидировать закупку производимых удобрений.

По материалам "Парламентской газеты"

***
Беспокоит ли жителей села проблема «навозного налога» прокомментировал первый секретарь Топчихинского райкома КПРФ, глава крестьянско-фермерского хозяйства Вячеслав ЛАПТЕВ:
– К сожалению, сегодня практически все реформы в аграрной сфере направлены на то, чтобы люди не занимались разведением сельхоз животных в личных подсобных хозяйствах. Проблема не в одном только лицензировании обращения с навозом, проблема здесь комплексная. Сегодня размер приусадебных участков, которые можно оформить и задействовать под ЛПХ, например, в Топчихе ограничен 15 сотками, в селах Топчихинского района – 25 соток при том, что у нас огромное количество брошенной земли. Скажите, как на этой территории можно содержать КРС в количестве 15 голов разрешенных без оформления ИП, да еще и выполнять все требования по утилизации навоза? Такое количество голов КРС не способно обеспечить самовоспроизводство стада. Минимальная группа КРС должна состоять из 45 голов, а значит необходимо оформление ИП КФХ и навозная реформа сразу распространится на это субъект. Где строить сараи, где размещать выгон для животных, где выращивать овощи на прокорм? На этих 15 или 25 сотках? А еще и соблюдение установленных условий хранения навоза – в 20 метрах от собственного жилья и жилья соседей. Фактически соблюдать все эти требования невозможно. Для этого нет никаких условий! А как нам выживать в селе, если другой работы нет совсем?
И это еще не все. Сейчас у нас в районе и в соседних районах оптимизировали ветеринарные лаборатории, где проводили простейший анализ крови КРС на возможные заболевания. Теперь фельдшер отправляет на анализ кровь животных в Алейск. И ждать этот анализ приходится целый месяц! Все это время я не могу произвести забой скота. А если у меня просто нет кормов, что делать? В этом году неурожай и каждый день кормления идет в убыток из-за дороговизны корма. Меня ведь ждет падеж скота. Но даже и здесь на нас пытаются заработать. Скоро все скотомогильники будут засыпаны, так как не стоят на балансе ни одного предприятия. Для утилизации туш погибших животных частные лавочки откроют крематории. Нужно будет нанять технику для перевозки трупа животного, заплатить за саму процедуру кремации. В общем, со всех сторон создаются условия, которые крестьяне выполнить не могут. В итоге останутся только крупные агрохолдинги, которые выполнят все требования за счет средств налогоплательщиков в виде получения субсидий и конечного потребителя в виде повышения цены продукта.
Какая есть альтернатива? Да хотя бы с тем же навозом. Есть советский опыт, когда поголовье было в разы больше. Только в Топчихинском районе содержали стадо свыше 30 тысяч голов, сегодня осталось чуть более 4 тысячи. Ведь никакой проблемы с утилизацией навоза не было! Почему такой высокий класс опасности? Да, в навозе есть опасные вещества, например аммиак. Но со временем он выветривается, оставляя ценнейшее органическое удобрение. По советским стандартам с учетом пятипольного севооборота на поле после посадки сахарной свеклы нужно было внести до 60 тонн перегноя на гектар. Да нам даже не хватало тех удобрений, которые производили животноводы! У крупных животноводческих комплексов в колхозах были вырыты специальные ямы-отстойники, на подобе силосных ям, содержимое которых через 3-4 года использовали для удобрения полей. Почему от этого опыта сегодня отказываются? Зачем вводят какой-то лицензирование обращения с навозом? Здесь нет ничего, кроме задачи задавить мелких сельхозпроизводителей и создать кормушку для лиц, которые получат эти лицензии на хранение, переработку и транспортировку навоза. Мы это видим на примере «мусорной реформы». Ну а фермеры во избежание штрафов, будут закрывать КФХ и менять статус на ЛПХ, в результате государство потеряет большое количество субъектов налогообложения.

Подготовил Артём МАНАКОВ, г. Барнаул

Назад ко всем новостям
Подписывайся на свежие материалы

Отправляя данные вы соглашаетесь сПолитикой конфиденциальности

Материалы по теме

Ксения Идолова: "Съемка видеоролика на площади не может являться публичным мероприятием по смыслу Федерального закона"
23 ноября 2020
Татьяна Наймушина: "Позвольте депутатам работать!"
23 ноября 2020
Вот такой "ребрендинг"
23 ноября 2020
Сибирские комсомольцы соберутся на слет
23 ноября 2020
Павел Митрофанов: "А вместе ли мы?"
20 ноября 2020
Вероника Лапина: "Следственные действия, увы, никак не помогут работникам ПАТП""
17 ноября 2020
В год 150-летия Ленина в Барнауле появится «Лыжня Ильича»
16 ноября 2020
Фракция КПРФ: "Больше поддержки - медикам, ветеранам и многодетным семьям"
16 ноября 2020
Федеральные СМИ - о привитых новой вакциной медиках в Алтайском крае
12 ноября 2020
Уточнена биография советского ветерана-милиционера
11 ноября 2020